Реактивный психоз или шизофрения

Реактивные психозы выявление и основные различия

Реактивный психоз или шизофрения

При отграничении реактивных психозов от других заболеваний принято основываться на критериях, сформулированных К. Jaspers, (1923): 1) обусловленность заболевания психической травмой; 2) соответствие содержания психопатологических образований травмирующему фактору; 3) исчезновение болезненных явлений после устранения их причины (травмирующая ситуация).

Дифференциальный диагноз с другими заболеваниями может потребоваться как в период психоза, так и по миновании острых проявлений заболевания. Для установления природы страдания оценка наступивших по выходе из психоза изменений имеет первостепенное значение.

Реактивные психозы в клинической практике чаще всего приходится отграничивать от соответствующих эндогенных заболеваний(эндогенная депрессия, шизофрения), а также от некоторых психических расстройств экзогенного типа (например, алкогольных).

Чаще всего психогенные заболевания приходится отличать отшизофрении. По данным P. Faergman (1945), неправильная нозоло’гическая квалификация указанных заболеваний в таких случаях составляет 6,8% от общего числа ошибочных диагнозов.

Относительно просто исключить психогению тогда, когда травмирующая ситуация становится лишь пусковым механизмом психоза,а при дальнейшем развитии заболевания клиническая картина приобретает все больше черт, свойственных приступу шизофрении.

В отличие от психогений, бредовым построениям которых свойственна острота, элементарность, конкретность содержания, непосредственно вытекающего из патогенной ситуации, при психогенно спровоцированных приступах шизофрении со временем обнаруживается склонность к генерализации бреда; его система, постепенно усложняясь,охватывает явления, далековыходящие за рамки актуальных событий; характерна также «непонятность», а подчас и нелепость параноидных построений.

Обратное развитие парапоида при шизофрении, несмотря на разрешение травмирующей ситуации, обычно бывает затяжным. Даже после исчезновения бреда полной критики к перенесенному психозу не возникает.

Об эндогенной природе психоза свидетельствует также аффективная монотонность и малая доступность больных, отличающаяся от живых, сопровождающихся тревогой и страхами аффективных реакций, свойственных больным с психогенным параноидом.

Значительно большие трудности встречает отграничение реактивных состояний от малопрогредиептной (латентной, вялотекущей)шизофрении, клинические проявления и течение которой во многомсходны с динамикой психопатии.

Определению нозологической природы заболевания в таких случаях способствуют анамнестические данные.

В отличие от пациентов с психогенно обусловленными расстройствами у больных шизофренией нередко еще задолго до манифестации психоза обнаруживаются стойкие невротические проявления, периоды стертой депрессии (со снижением активности и работоспособности) , нарастающая замкнутость и подозрительность.

В пользу эндогенной природы страдания могут свидетельствовать также диссоциация между массивностью клинических проявлений и относительно небольшой патогенностью предшествующей вредности, кроме того, затянсной характер психоза и некоторые особенности его структуры.

Психогению у больных малопрогредиентной (латентной) шизофренией отличает появление (чаще эпизодическое) некоторых психопатологических симптомов, более свойственных эндогенному заболеванию.

Это эпизодически возникающая витальная беспредметная тревога, острые деперсонализационные расстройства, ложные узнавания, вычурные сенестопатии, нарушения мышления.

Наконец;, в отличие от тесно спаянного с реактивным моментом яркого, аффективно насыщенного комплекса эмоций, присущего психогенип, пря заболеваниях эндогенной природы аффективные реакции неадекватны, вегетативные нарушения, расстройства сна и аппетита не выражены.

В отличие от эндогенной депрессии с полной потерей интереса к окружающему и перспективы на будущее проявления и интенсивность психогенных депрессивных расстройств тесно связаны с реальной ситуацией. Витальные проявления, обычно свойственные эндогенным депрессивным состояниям (тоска, суточные колебания па-строения и др. ), при реактивной депрессии менее выражены.

Весьма трудно отграничить реактивные параноиды от других заболеваний. Чаще всего диагностические затруднения возникают при их отграничении от психогенно провоцированных приступов шизофрении и алкогольных психозов. Психогенные и алкогольные психозы легче различать, если учитывать некоторые наиболее характерные клинические особенности.

Картине психогенных параноидов более присущи бредовые толкования, а при алкогольных психозах обычно преобладают обманы восприятия.

психогенп» обусловленных бредовых п галлюцинаторных расстройств, протекающих на фоне острой тревоги и страха, как правило, ситуационно окрашено, тогда как при алкогольном галлюцинозе первое место занимают галлюцинации, связанные с алкогольной тематикой («голоса» предлагают выпить, иронизируют, осуждают за пьянство).

В отличие от белой горячки при психогенных параноидах не бывает столь грубого нарушения ориентировки в окружающем, характерных зрительных обманов (мелкие животные, электрические разряды, клубки, паутина), а также соматических признаков делнрия (резкий тремор, потливость и др. ). Проявлениям болезни при психогенных параноидах свойственна большая подвижность по сравнению с алкогольными психозами: острый (иногда в течение нескольких часов) дебют и значительно более быстрое (при изменении ситуации) обратное развитие симптоматики.

Как уже упоминалось выше, первостепенное значение для диагностики реактивных психозов имеет состояние больных по выходе из психоза. Следует иметь в виду, что обратное развитие психогеппй не однотипно. Наиболее частое завершение психоза — наступающее после непродолжительного периода астении полное выздоровление (restitutio ad integrum).

В этих случаях в связи с отсутствием рези-дуальных расстройств или каких-либо изменений конституциональной структуры личности необходимости в дифференциальной диагностике не возникает. Однако реактивный психоз не всегда проходит бесследно.

Если полного выздоровления не наступает, то по миттова-нип острых явлений обнаруживается заострение преморбпдно свойственных больным облигатных, факультативных или латентных, ранее скрытых характерологических свойств (см. раздел «Психопатии»).

Так, после тяжелых психогенных психозов с истерическими синдромами нередко усиливаются конституционально обусловленные» истерические проявления, черты возбудимости и склонности к эксплозивным реакциям [Иммерман К. Л. , 1979].

После затяжных психогенных депрессий надолго может установиться стойкая гипотимия со сниженным фоном настроения, потерей жизнерадостности, ослаблением способности реагировать положительными эмоциями на те или иные моменты окружающей действительности. Возможны также психогенно обусловленные паранойяльные развития.

Дифференциальная диагностика с шизофренией необходима в случаях психогенного развития с усилением относительно мало выраженных в структуре преморбида личностных особенностей или появлением новых гетерономных для данной личности психопатических свойств.

Против диагноза психогенного развития личности в таких случаях может говорить резкое изменение после перенесенной психогении всего строя жизни больного с исчезновением прежних интересов, привязанностей и устремлений, а нередко и сменой профессии, сопровождающееся появлением эгоцентризма, повышенного внимания к своему здоровью и самощажеиия (ограничение круга служебных и домашних обязанностей, особый режим питания, сна и отдыха и т. п. ). Кроме того, если постреактивное развитие личности имеет относительно неизменные психопатические проявления, то течение малопрогредиентной шизофрении характеризуется лабильностью, аутохтонными колебаниями симптоматики.

Наиболее трудно отграничить от шизофрении психогенные заболевания с формированием стойких, несвойственных больным ранее астенических изменений, иногда сопровождающихся признаками органической демепции в постреактпвпом периоде.

Изменения в этих случаях ближе всего к картине неврастении.

Поскольку па первый план обычно выступают симптомы, так или иначе отражающие падение психической активности, возникает необходимость дифференцировать эти нарушения с шизофреническими изменениями личности.

Huber (1968) определяет эти изменения в рамках чистого (т. е. без ‘«примеси» более нозологичеоки специфичных, по мнению автора, позитивных симптомов) астенического дефекта.

К его проявлениям относится снижение побуждений и жизненной активности, сужение сферы интересов, раздражительность, нерешительность, отвлекаемость, повышенная утомляемость, падение энергии. С точки зрения G.

Huber, симптом снижения психической энергии сам по себе не специфичен и может в одном и том же виде выступать как при эндогенных психозах, так и при органических, соматогенных или психогенных заболеваниях.

Необходимо предостеречь, однако, от основывающихся на такого рода теоретических построениях попыток слишком расширительной трактовки астении и включения в этот круг нарушений иной природы, в частности, проявляющихся так называемой редукцией энергетического потенциала.

Не останавливаясь здесь на проблеме нозологической специфичности дефекта в целом и соответственно на ошибочности представлений о существовании «чистых», т. е. не коррелирующих с природой заболевания, негативных изменений, отметим лишь следующее.

При клиническом сопоставлении исходов психогений и эндогенных психозов выделен ряд признаков, свидетельствующих о существенны» различиях между астенией, формирующейся после затяжных реактивных психозов, и негативными изменениями при шизофрении.

Приведем лишь основные из них.

Исключить эндогенную природу страдания прежде всего позволяют возникающие после тяжелых реактивных психозов явления органической деменции (снижение памяти, затруднение концентрации внимания, признаки умственной и физической истощаемости и др. ).

Поведение больных, перенесших психогению, несмотря на выраженную астению, остается правильным и адекватным ситуации; они доступны, не порывают связей с окружением. В состоянии больных шизофренией преобладает не астения, а вялость, апатия, нарастающая замкнутость и отгороженность.

Они утрачивают естественность и непринужденность поведения, их мимика и жесты становятся манерными, речь — монотонной и стереотипной, а поступки не всегда-соответствуют ситуации.

Весьма существенны также различия в структуре эмоциональных изменений.

По миновании реактивных психозов отчетливо выступают признаки слабодушия и недержания аффекта, без нарушения прежних эмоциональных привязанностей.

В противоположность этому у больных шизофренией преобладают монотонность и бедность эмоциональных проявлений, нарастающая холодность и рационализм в-отношениях даже с ближайшими родственниками.

Несмотря на эти дифференциально-диагностические различия, отграничение постреактивной астении и неглубоких негативных проявлений эндогенной природы представляет зачастую большие трудности.

Источник: http://psiho-zakon.ru/psihiatriya/reaktivnyie-psihozyi-vyiyavlenie-i-osnovnyie-razlichiya

Ошибки квалификации реактивного психоза и шизофрении. Отличие шизофренических состояний

Реактивный психоз или шизофрения

Главное внимание в этой части своей работы мы уделили выявлению разграничительных критериев между шизофренией и психогенными психозами на возможно ранних стадиях развития психотического состояния.

Основным методом нашего исследования был сравнительный ретроспективный анализ структурно-патокинетических особенностей случаев шизофрении, неправильно диагностированной как реактивный психоз, и катамнестически верифицированных психогений с внешне сходной синдромальной картиной.

В период ошибочной квалификации заболевания как реактивного психоза у обследованных 52 больных были следующие психопатологические синдромы: галлюцинаторно-параноидный — 25 человек, ступорозный — 14 человек, депрессивно-параноидный — 8 человек, псевдодементный — 3 человека, синдром бредоподобных фантазий — 2 человека.
Преобладание галлюцинаторно-параноидных и ступорозных синдромов, отмеченное нами, подтверждают данные других авторов.

Наиболее многочисленную группу галлюцинаторно-параноидных состояний составляли наблюдения с психогенной манифестацией шизофренического процесса. Отдаленный катамнез показал, что в 19 из 25 этих случаев была приступообразно-прогредиентная (шубообразная) шизофрения, а в 6 — непрерывная вялотекущая шизофрения.

Доминирование приступообразно-прогредиентных форм было связано, вероятно, с особыми диагностическими трудностями их распознавания в судебно-следственной ситуации.

Такие трудности зависели от нескольких причин и прежде всего от того, что основополагающие критерии выделения психогенных реакций, сформулированные К.

Jaspers (1913, 1924), при дифференцировании психогенно видоизмененной шубообразной шизофрении и шизофреноподобных реактивных психозов на травматической почве во многом утрачивали свое семиологическое значение.

Поэтому принятый в отечественной психиатрии подход к раннему распознаванию психогенно манифестирующей шизофрении, отграничению ее от шизофреноподобных реактивных психозов, развивающихся на патологической почве, основан не столько на установлении критериев К. Jaspers, сколько на умении врача охватить целостную картину течения болезни, обнаружить или отвергнуть продромальные признаки аутохтонной ее прогредиентности, выявить или исключить явления так называемого первичного надлома личности.

В связи с этим при анализе психогенно видоизмененной симптоматики острых шизофренических состояний большое значение имеет правильная оценка анамнестических данных: учет изменений преморбидных характерологических свойств, целенаправленные поиски стертых психопатологических расстройств в доманифестный период психоза. Это особенно затруднительно при латентном или вялом течении болезни на продромальном этапе. В таких случаях важны своевременная и точная квалификация структуры и динамики клинических картин психогенных шизофренических дебютов.

К отличительным клиническим особенностям шизофренических состояний относится быстрота возникновения сложных психотических картин, формирование галлюцинаторно-параноидных проявлений без типичного для истинных реактивных психозов этапа глубокой интрапсихической переработки психотравмы.

Для больных истинными реактивными психозами характерны мотивированная тревожность, тесно связанная с реальной ситуацией, центрированность переживаний вокруг доминирующих в сознании ярких аффективно насыщенных представлений об утрате наиболее значимых жизненных ценностей, беспокойство о своем будущем, сожаление о случившемся. В психогенном дебюте шизофренического приступа рано выступают беспредметная глухая тревога, монотонный диффузный страх, сопровождающиеся отгороженностью, экспрессивной невыразительностью, двигательной заторможенностью.

– Читать далее “Отличительные особенности шизофрении. Критерии ранней диагностики шизофрении”

Оглавление темы “Диагностика и дифференциация реактивного психоза”:
1. Психогенное развитие личности. Формы поведения больных реактивными психозами
2. Пример психотического развития личности. Анамнез психотического развития
3. Катамнез истерического развития личности. Анализ истерического развития
4. Тяжесть исходов реактивных психозов. Тяжелый и легкий исход реактивного исхода
5. Дифференциация реактивных психозов. Шизофрения и реактивные психозы
6. Дифференциация измененной шизофрении и психоза. Посттравматическая шизофрения и психоз
7. Ошибки квалификации реактивного психоза и шизофрении. Отличие шизофренических состояний
8. Отличительные особенности шизофрении. Критерии ранней диагностики шизофрении
9. Черты шизофреноподобных реактивных психозов. Тягостные ощущения у пациентов
10. Деперсанализационные проявления заболевания. Диссимулятивные тенденции пациентов

Источник: https://medicalplanet.su/psixologia/491.html

Чем психоз отличается от шизофрении?

Реактивный психоз или шизофрения

Чем психоз отличается от шизофрении? Интересный вопрос про отличие психоза от шизофрении. Удивляют люди, которые его задают. Ну неужели сами не видят, что слово «психоз» начинается на букву п, а «шизофрения» на букву ш. Вот в этом и состоит отличие психоза от шизофрении.

Психоз — это общее название серьёзных расстройств психики. Шизофрения — это название конкретного блока синдромов, которые связаны с расщеплением процесса мышления, сознания, наличием определённого психического дефекта.

Эпизод шизофрении, как бы он не протекал, тоже можно назвать психозом, поскольку расстройство это психического плана. Так же уместно использование терминов «делирий», «манифестирование». Если уж что-то так хочется разделить, то разделяйте невроз и психоз.

Правда, отличие получится более юридическим, чем медицинским. Невроз это тоже расстройство психики, но лёгкого и обратимого типа. Говорят даже о каком-то пограничном состоянием между здоровьем и расстройством.

Невроз не говорит о невменяемости или недееспособности, поэтому не влечёт за собой социальных ограничений или льгот.

Психоз следует отмечать от шизофрении, чтобы начать правильное лечение

Как отличить психоз от шизофрении?

Сказать «психоз» — это не сказать ничего. Существует множество психозов, которые не являются шизофренией или являются её подобием, её сочетанием с чем-то, но не именно шизофренией, а так же некоторые психотические формы аффективных расстройств.

  Тест на шизофрению Роршаха

Точно так же мало, что говорит и термин «шизофрения». Нужно уточнить, какая именно. К примеру, простая шизофрения не сопровождается бредом или галлюцинациями, хотя тоже находится в блоке МКБ 10 с кодом, который начинается на F20.

Шизофрения — это амбивалентность сознания, склонность к аутизму, разорванность мышления, трудности с восприятием себя и окружающего мира адекватно. Конечно шизофрения — это психоз, но не каждый психоз является шизофренией.

Один из признаков шизофрении — амбивалентность сознания

Психоза на примере автономной паранойи

Трудно сказать точно, чего больше вносит выделение в отдельную единицу паранойи. Это вполне оправдано, но не с точки зрения лечения, а самого отношения к проблеме и прогнозирования. Официально паранойя — это психоз, но не шизофрения.

Заболевание относят к хроническим бредовым расстройствам. Основной доминирующий фактор оказывает сверхценная идея. Бред есть, но монотематический, а само течение не меняется со временем.

Мы знаем примеры с поэтом, который написал в юности одно стихотворение, а потом всем доказывал свою гениальность, изобретателя, который приехал в столицу и пытался доказать важность своего изобретения, однако сгинул на вокзалах.

  Тест на шизофрению корова

Изобретение не вызвало никакого интереса. Отличие от шизофрении в том, что та более богата на симптомы. У параноиков не разрушается личность, энергетический потенциал, аффект. Вполне возможно, что это так… Однако нет никакой уверенности в том, что в лёгкой форме у них никогда не было эпизодов самой настоящей параноидной шизофрении.

Если рассматривать сам бред, то его свойства очень часто имеют черты параноидального или парафренного. Сомнительно и то, что никогда не было в голове или видений, а так же псевдогаллюцинаций.

Так принято считать, но более уместной была бы фраза «если таковое и есть, то они умело это скрывают и не попадают под воздействие». Существует слишком сильная фигура манифестирования в виде сверхценной идеи, а по сравнению с ней всё это уходит на второй план.

Паранойя не разрушает личность в отличие от шизофрении

Проявляется паранойя чаще в зрелом возрасте. Характерно, что развитие патогенеза параноидной шизофрении тоже связано с тем, что наступает устойчивый дефект. Возникает монотематичность бреда, поведение становится более предсказуемым, а главенствующую роль в дефекте тоже начинает играть что-то одно или несколько фигур, но они становятся стабильными.

Очень большие сходства имеет паранойя и с паранойяльной шизофренией, как устойчивым синдромом, который не захотел развиваться и идти в сторону к парафренному.

Чаще всего параноики не непризнанные поэты или изобретатели, а люди страдающие бредом отношения, преследования. Они и сами могут не понимать, что испытывают ещё и псевдогаллюцинации.

При отсутствии лечения психоз осложняется и углубляется

Это сугубо произвольные векторы развития психоза. У кого-то всё остановилось на уровне того, что родственники хотят его отравить и он готов это доказать, а у кого-то всё ушло в другую стадию и паранояльный бред сменился параноидным, а потом парафренным. Но в сущности это психоз и его метаморфозы.

У кого-то имеется амбивалентность, а кто-то наоборот болезненно прямолинеен и редко в чём-то сомневается. Чем отличается шизофрения от психоза? Ничем, поскольку она тоже психоз. А у психозов всегда найдётся что-то общее. В частности, заполнение сознания образами бессознательного.

Психоз шизофрении, со всеми своими синдромами, — это одни из возможных форм проявления этого затопления сознания. Чистая паранойя практически нереальна. У параноика всё же будет прослеживаться что-то ещё, что-то из общей симптоматики, к примеру, ангедония.

Источник: http://psycholekar.ru/psihicheskie-rasstroystva/shizofreniya/entsiklopediya-shizofreniya/otlichie-psihoza-ot-shizofrenii.html

Источник: https://shizo-freniya.ru/chem-psihoz-otlichaetsya-ot-shizofrenii/

Нервная Система
Добавить комментарий