Марины цветаевой бессонница

Моя Марина Цветаева в цикле

Марины цветаевой бессонница
Цитата сообщения Алевтина_Князева Прочитать целикомВ свой цитатник или сообщество!
Моя Марина Цветаева в цикле “Бессонница” и др.

Руки люблю Целовать, и люблю Имена раздавать, И еще — раскрывать Двери! — Настежь — в темную ночь!

В 1916 год. В судьбе самой Марины сплошные расставания и разочарования, она создает цикл стихотворений «Бессонница». Сон и бессонница — излюбленные мотивы в русской прозе и поэзии. Но у Цветаевой с бессонницей особые отношения.

Поэтесса не просто одушевляет ее и наделяет чертами женщины. Бессонница становится подругой и ведет себя соответственно: она и жалеет, и утешает, и в то же время надевает «теневой венец», как будто связав себя и героиню навеки.

«Двери! — Настежь — в темную ночь!».

Мучаясь бессонницей, она чувствует все события, происходящие вокруг нее.

Обвела мне глаза кольцом Теневым — бессонница. Оплела мне глаза бессонница Теневым венцом. То-то же! По ночам Не молись — идолам! Я твою тайну выдала, Идолопоклонница.

Мало — тебе — дня, Солнечного огня! Пару моих колец Носи, бледноликая! Кликала — и накликала Теневой венец. Мало — меня — звала? Мало — со мной — спала? Ляжешь, легка лицом. Люди поклонятся.

Буду тебе чтецом Я, бессонница: — Спи, успокоена, Спи, удостоена, Спи, увенчана, Женщина. Чтобы — спалось — легче, Буду — тебе — певчим: — Спи, подруженька Неугомонная! Спи, жемчужинка, Спи, бессонная. И кому ни писали писем, И кому с тобой ни клялись мы.

Спи себе. Вот и разлучены Неразлучные. Вот и выпущены из рук Твои рученьки. Вот ты и отмучилась, Милая мученица. Сон — свят, Все — спят. Венец — снят. 8 апреля 1916

«В огромном городе — ночь»,

Марина меняется с бессонницей местами: «Друзья, поймите, я вам снюсь». Такая двойственность состояния ощущается при чтении всех стихотворений цикла. В огромном городе моём – ночь. Из дома сонного иду – прочь. И люди думают: жена, дочь, – А я запомнила одно: ночь. Июльский ветер мне метёт – путь, И где-то музыка в окне – чуть.

Ах, нынче ветру до зари – дуть Сквозь стенки тонкие груди – в грудь. Есть чёрный тополь, и в окне – свет, И звон на башне, и в руке – цвет, И шаг вот этот – никому – вслед, И тень вот эта, а меня – нет. Огни – как нити золотых бус, Ночного листика во рту – вкус. Освободите от дневных уз, Друзья, поймите, что я вам – снюсь.

Масштаб бессонницы постоянно меняется: то это «ночь в огромном городе», то «бессонница полей». Примечательно, что контраст сна и бессонницы проявляется не только в жизни людей, но и в окружающем мире.

Это «сон полей» и «бессонница леса», это корова, которая «тяжко вздохнула в сонном хлеву», и подковы, которые «где-то в ночи взрывали траву», это спящие гуси и гусь-сторож. Усиливается ощущение обреченности.

Обращаясь к ночи Марина называет ее «черным солнцем», просит у нее смерти как спасения от людей, потому что«нагляделась в зрачки человека».

 Одиночество сменяется чувством единения с теми, кто тоже не спит. Их оказывается так много (и младенец, и старик, и сторож), что все образы сливаются в обобщающем слове никто: «Кто не спит по ночам? Никто не спит!»

Вот опять окно, Где опять не спят. Может – пьют вино, Может – так сидят. Или просто – рук Не разнимут двое. В каждом доме, друг, Есть окно такое.

Не от свеч, от ламп темнота зажглась: От бессонных глаз! Крик разлук и встреч – Ты, окно в ночи! Может – сотни свеч, Может – три свечи… Нет и нет уму Моему покоя. И в моем дому Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом, За окно с огнем! Не важно, почему не спят все эти люди, важно, что горящее в ночи окно — некий маяк, «крик разлук и встреч».

Пережитые Цветаевой события сделали ее более стойкой и мужественной. Стихотворение звучит как встреча двух старых знакомых, бывших когда-то подругами, — героини и Бессонницы.

Да, теперь это друг, имеющий свое имя, поэтому и пишется с заглавной буквы. Этот друг спасает, зовет испить из кубка, после чего они заключают вечный союз.

Бессонница помогает творить, хотя и отнимает иногда последние силы.

Бессонница! Друг мой! Опять твою руку С протянутым кубком Встречаю в беззвучно – Звенящей ночи. – Прельстись! Пригубь! Не в высь, А в глубь – Веду… Губами приголубь! Голубка! Друг! Пригубь! Прельстись! Испей! От всех страстей – Устой, От всех вестей – Покой.

– Подруга! – Удостой. Раздвинь уста! Всей негой уст Резного кубка край Возьми – Втяни, Глотни: – Не будь! – О друг! Не обессудь! Прельстись! Испей! Из всех страстей – Страстнейшая, Из всех смертей Нежнейшая…

Из двух горстей Моих – прельстись! – Испей! Мир без вести пропал. В нигде – Затопленные берега… – Пей, ласточка моя! На дне Растопленные жемчуга… Ты море пьёшь, Ты зори пьёшь.

С каким любовником кутёж С моим – Дитя – Сравним? А если спросят (научу!), Что, дескать, щёчки не свежи, – С Бессонницей кучу, скажи, С Бессонницей кучу…

А эти песни на стихотворения М. Цветаевой, которые поёт Полина Агуреева, мне просто очень нравятся

И этот романс на стихотворение М.Цветаевой хорошо поёт Валентина Пономорёва.

И «Жестокий романс» хорош.

Всё внутри слилось и спелось

Шедевр

Реквием

Ваш нежный рот сплошное целованье

На трудных тропах бытия

Имя твоё – птица в руке

Я бы хотела жить с вами в маленьком городке

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/yarushina/post369549007/

Бессонница

Марины цветаевой бессонница

1

Обвела мне глаза кольцом Теневым — бессонница. Оплела мне глаза бессонница

Теневым венцом.

То-то же! По ночам Не молись — идолам! Я твою тайну выдала,

Идолопоклонница.

Мало — тебе — дня,
Солнечного огня!

Пару моих колец Носи, бледноликая! Кликала — и накликала

Теневой венец.

Мало — меня — звала?
Мало — со мной — спала?

Ляжешь, легка лицом. Люди поклонятся. Буду тебе чтецом

Я, бессонница:

— Спи, успокоена, Спи, удостоена, Спи, увенчана,

Женщина.

Чтобы — спалось — легче,
Буду — тебе — певчим:

— Спи, подруженька
Неугомонная!

Спи, жемчужинка,
Спи, бессонная.

И кому ни писали писем, И кому с тобой ни клялись мы…

Спи себе.

Вот и разлучены Неразлучные. Вот и выпущены из рук Твои рученьки. Вот ты и отмучилась,

Милая мученица.

Сон — свят, Все — спят.

Венец — снят.

8 апреля 1916

2

Руки люблю Целовать, и люблю Имена раздавать, И еще — раскрывать Двери!

— Настежь — в темную ночь!

Голову сжав, Слушать, как тяжкий шаг Где-то легчает, Как ветер качает Сонный, бессонный

Лес.

Ах, ночь! Где-то бегут ключи, Ко сну — клонит. Сплю почти. Где-то в ночи

Человек тонет.

27 мая 1916

3

В огромном городе моем — ночь. Из дома сонного иду — прочь. И люди думают: жена, дочь, —

А я запомнила одно: ночь.

Июльский ветер мне метет — путь, И где-то музыка в окне — чуть. Ах, нынче ветру до зари — дуть

Сквозь стенки тонкие груди — в грудь.

Есть черный тополь, и в окне — свет, И звон на башне, и в руке — цвет, И шаг вот этот — никому — вслед,

И тень вот эта, а меня — нет.

Огни — как нити золотых бус, Ночного листика во рту — вкус. Освободите от дневных уз,

Друзья, поймите, что я вам — снюсь.

17 июля 1916
Москва

4

После бессонной ночи слабеет тело, Милым становится и не своим, — ничьим. В медленных жилах еще занывают стрелы —

И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют руки И глубоко равнодушен и враг и друг. Целая радуга — в каждом случайном звуке,

И на морозе Флоренцией пахнет вдруг.

Нежно светлеют губы, и тень золоче Возле запавших глаз. Это ночь зажгла Этот светлейший лик, — и от темной ночи

Только одно темнеет у нас — глаза.

19 июля 1916

5

Нынче я гость небесный В стране твоей. Я видела бессонницу леса

И сон полей.

Где-то в ночи подковы Взрывали траву. Тяжко вздохнула корова

В сонном хлеву.

Расскажу тебе с грустью, С нежностью всей, Про сторожа-гуся

И спящих гусей.

Руки тонули в песьей шерсти, Пес был — сед. Потом, к шести,

Начался рассвет.

20 июля 1916

6

Сегодня ночью я одна в ночи — Бессонная, бездомная черница! — Сегодня ночью у меня ключи

От всех ворот единственной столицы!

Бессонница меня толкнула в путь. — О, как же ты прекрасен, тусклый Кремль мой! — Сегодня ночью я целую в грудь

Всю круглую воюющую землю!

Вздымаются не волосы — а мех, И душный ветер прямо в душу дует. Сегодня ночью я жалею всех, —

Кого жалеют и кого целуют.

1 августа 1916

7

Нежно-нежно, тонко-тонко Что-то свистнуло в сосне. Черноглазого ребенка

Я увидела во сне.

Так у сосенки у красной Каплет жаркая смола. Так в ночи? моей прекрасной

Ходит пo сердцу пила.

8 августа 1916

8

Черная, как зрачок, как зрачок, сосущая
Свет — люблю тебя, зоркая ночь.

Голосу дай мне воспеть тебя, о праматерь
Песен, в чьей длани узда четырех ветров.

Клича тебя, славословя тебя, я только
Раковина, где еще не умолк океан.

Ночь! Я уже нагляделась в зрачки человека!
Испепели меня, черное солнце — ночь!

9 августа 1916

9

Кто спит по ночам? Никто не спит! Ребенок в люльке своей кричит, Старик над смертью своей сидит, Кто молод — с милою говорит,

Ей в губы дышит, в глаза глядит.

Заснешь — проснешься ли здесь опять?
Успеем, успеем, успеем спать!

А зоркий сторож из дома в дом Проходит с розовым фонарем, И дробным рокотом над подушкой

Рокочет ярая колотушка:

Не спи! крепись! говорю добром!
А то — вечный сон! а то — вечный дом!

12 декабря 1916

10

Вот опять окно, Где опять не спят. Может — пьют вино, Может — так сидят. Или просто — рук Не разнимут двое. В каждом доме, друг,

Есть окно такое.

Крик разлук и встреч — Ты, окно в ночи! Может — сотни свеч, Может — три свечи… Нет и нет уму Моему — покоя. И в моем дому

Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!

23 декабря 1916

11

Бессонница! Друг мой! Опять твою руку С протянутым кубком Встречаю в беззвучно —

Звенящей ночи.

— Прельстись! Пригубь! Не в высь, А в глубь — Веду… Губами приголубь! Голубка! Друг! Пригубь! Прельстись! Испей! От всех страстей — Устой, От всех вестей — Покой. — Подруга! — Удостой. Раздвинь уста! Всей негой уст Резного кубка край Возьми — Втяни, Глотни: — Не будь! — О друг! Не обессудь! Прельстись! Испей! Из всех страстей — Страстнейшая, из всех смертей — Нежнейшая… Из двух горстей

Моих — прельстись! — испей!

Мир бeз вести пропал. В нигде — Затопленные берега… — Пей, ласточка моя! На дне

Растопленные жемчуга…

Ты море пьешь, Ты зори пьешь. С каким любовником кутеж С моим — Дитя —

Сравним?

А если спросят (научу!), Что, дескать, щечки не свежи, — С Бессонницей кучу, скажи,

С Бессонницей кучу…

Май 1921

Источник: https://Cvetaeva.su/bessonnitsa-tsvetaeva/

«Бессонница», анализ цикла стихотворений Цветаевой

Марины цветаевой бессонница

Чаще всего лирические произведения посвящены распространенным темам: любви, родины, нравственного выбора. Но бывает так, что одна и та же тема «не отпускает» поэта, заставляет вновь и вновь обращаться к ней.

Тогда появляются циклы стихов — несколько произведений, объединенных, как правило, общей темой или лирическим героем. В XIX века известнейшим стал «денисьевский» цикл Ф. И. Тютчева.

В ХХ веке Александр Блок написал «Стихи о Прекрасной Даме», Марина Цветаева сочинила «Стихи к Блоку», а Сергей Есенин — «Персидские мотивы».

В 1916 году, когда Россия переживает не лучшие времена, а в судьбе самой Марины сплошные расставания и разочарования, она создает цикл стихотворений «Бессонница». Пожалуй, сон и бессонница — излюбленные мотивы в русской прозе и поэзии.

Но у Цветаевой с бессонницей особые отношения. Поэтесса не просто одушевляет ее и наделяет чертами женщины.

Бессонница становится подругой и уже в первом стихотворении цикла ведет себя соответственно: она и жалеет, и утешает, и в то же время надевает «теневой венец», как будто связав себя и героиню навеки.

Дальше панорама как бы расширяется: «Двери! — Настежь — в темную ночь!». Героиня, мучаясь бессонницей, чувствует все события, происходящие вокруг нее. В третьем стихотворении «в огромном городе — ночь», а героиня будто меняется с бессонницей местами: «Друзья, поймите, я вам снюсь». Такая двойственность состояния ощущается при чтении всех стихотворений цикла.

Масштаб бессонницы постоянно меняется: то это «ночь в огромном городе», то «бессонница полей». Примечательно, что контраст сна и бессонницы проявляется не только в жизни людей, но и в окружающем мире. Это «сон полей» и «бессонница леса», это корова, которая «тяжко вздохнула в сонном хлеву», и подковы, которые «где-то в ночи взрывали траву», это спящие гуси и гусь-сторож.

При этом героиня все-таки одинока: в шестом стихотворении она ощущает себя «бессонной, бездомной черницей», но зато она обладает ключами «от всех ворот единственной столицы» и чувствует ответственность за всех: и за «круглую воюющую землю» и за тех, «кого жалеют и кого целуют».

В седьмом фрагменте вновь проявляется автобиографичность: Цветаева, очевидно, чувствуя зарождающуюся в себе жизнь (ведь через 8 месяцев, в апреле 1917 года, родится ее вторая дочь Ирина), пишет:

Черноглазого ребенка
Я увидела во сне.

Но предчувствуя грядущие трагические события: и приближающуюся Октябрьскую революцию, и долгую разлуку с мужем, и последующую смерть дочери — Марина Ивановна выражает тревогу с помощью символов. Параллелизм связывает «красную сосенку» с капающей смолой и сердце, по которому в «ночи прекрасной» ходит пила.

Ощущение обреченности усиливается в восьмом фрагменте до такой степени, что героиня, обращаясь к ночи и называя ее «черным солнцем», просит у нее смерти как спасения от людей, потому что «нагляделась в зрачки человека».

В девятом и десятом стихотворениях одиночество сменяется чувством единения с теми, кто тоже не спит. Их оказывается так много (и младенец, и старик, и сторож), что все образы сливаются в обобщающем слове никто: «Кто не спит по ночам? Никто не спит!»

В первом варианте цикла десятое стихотворение было завершающим, поэтому напоминает своеобразную молитву о тех, кто не спит в ночи: «Помолись, дружок, за бессонный дом, за окно с огнем!» Не важно, почему не спят все эти люди, важно, что горящее в ночи окно — некий маяк, «крик разлук и встреч».

Последнее стихотворение цикла было написано спустя пять лет. Пережитые Цветаевой события сделали ее более стойкой и мужественной. Стихотворение звучит как встреча двух старых знакомых, бывших когда-то подругами, — героини и Бессонницы.

Да, теперь это друг, имеющий свое имя, поэтому и пишется с заглавной буквы. Этот друг спасает, зовет испить из кубка, после чего они заключают вечный союз.

Героиня понимает,что Бессонница помогает творить, хотя и отнимает иногда последние силы.

  • «Мне нравится, что Вы больны не мной…», анализ стихотворения Марины Цветаевой
  • «Бабушке», анализ стихотворения Цветаевой
  • Краткая биография Марины Ивановны Цветаевой
  • «Молодость», анализ стихотворения Марины Цветаевой
  • «Красной кистью рябина зажглась», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Встреча», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Ошибка», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Любовь! Любовь!», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Рас-стояние: вёрсты, мили», анализ стихотворения Цветаевой
  • «В Париже», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Глаза», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Дикая воля», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Кошки», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Имя твое – птица в руке…», анализ стихотворения Цветаевой
  • «Моим стихам, написанным так рано…», анализ стихотворения Цветаевой

По писателю: Цветаева Марина Ивановна

Источник: https://goldlit.ru/tsvetaeva/259-bessonitsa-analiz

Нервная Система
Добавить комментарий