Манифестация психоза это

Риск манифестации эндогенных психозов у больных с непсихотическими психическими расстройствами юношеского возраста

Манифестация психоза это

В последнее время все больше внимания уделяется проблеме первичной профилактики шизофрении.

Помимо изучения первого психотического приступа, внимание исследователей [1-5] направлено на выявление симптоматики доманифестных этапов заболевания и решение вопроса о правомочности назначения превентивной терапии.

Было установлено [6, 7], что раннее психофармакологическое вмешательство существенно меняет дальнейшее течение заболевания. При отсутствии такой терапии, по данным ряда исследователей [8, 9], через определенное время, иногда в течение года, может развиваться манифестный психотический приступ.

В целом ряде исследований [10-13] при ретроспективном анализе было выявлено, что у 60-80% больных шизофренией на продромальном (доманифестный) этапе болезни имелись различные психопатологические симптомы, при этом некоторые авторы [14, 15] указывают, что вначале развивается неспецифическая и негативная симптоматика, а затем возникает позитивная.

В аспекте прогноза трансформации доманифестных непсихотических расстройств в манифестный психотический приступ выделяют группы больных с «высоким» и «ультравысоким» риском развития эндогенного психоза.

Такие группы выделяют с учетом имеющихся психических расстройств и наследственной отягощенности по шизофрении (наличие психических болезней у родственников 1-й степени родства).

Так, по критериям Мельбурнской группы исследователей [16] пациенты относятся к группе «высокого риска», если у них выявляется один из следующих признаков: 1) возникновение как минимум 1 раз в неделю в течение последнего месяца субклинической позитивной психопатологической симптоматики; 2) наличие в течение последних 3 мес короткой интермиттирующей психотической симптоматики, не соответствующей критериям психотического расстройства, с симптомами, вызывающими существенную дезорганизацию психической деятельности или являющимися опасными для самого больного и окружающих; 3) наследственная отягощенность – наличие психических расстройств у родственников 1-й степени родства или шизотипического расстройства у самого пациента со снижением уровня преморбидного функционирования. Были предложены [16, 17] также критерии «ультравысокого риска» развития эндогенного психоза, одним из которых являлась комбинация психопатологических симптомов с наследственной отягощенностью психическими расстройствами (наличие психозов у родственников 1-й степени родства) или наличие диагноза шизотипического расстройства.

В соответствии с критериями, разработанными в Научном центре психического здоровья РАМН [1, 2], на основании анализа доманифестного этапа эндогенного психоза в подростково-юношеской популяции к группе «высокого риска» относились больные с декомпенсацией психопатии в сочетании с наследственной отягощенностью шизофренией у родственников 1-й степени родства, а также больные с шизотипическим расстройством.

Важность выявления особенностей психопатологических расстройств при определении риска развития эндогенных психозов признают многие исследователи.

При создании классификации DSM-V было выдвинуто предложение ввести отдельную рубрику под названием «Симптомы риска по развитию психоза» [18-20].

Однако в силу существующих противоречий во взглядах на эту проблему, ее сложности и отсутствия единого подхода к лечению таких больных предложение не было принято.

В свете указанных выше критериев наибольшую значимость в создании удобных для применения в практике клинических скрининговых систем, которые позволяют отнести пациента к группе «высокого» или «ультравысокого» риска по манифестации эндогенных психозов, приобретают выявление и оценка патогномоничных психопатологических симптомокомплексов, а также данных о наследственной отягощенности больных.

Цель настоящего исследования – выявление среди больных юношеского возраста с непсихотическими психическими расстройствами лиц с высоким риском манифестации эндогенного психоза (шизофрения, шизоаффективный психоз).

Работа была выполнена в группе по изучению психических расстройств юношеского возраста Отдела по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний Научного центра психического здоровья РАМН (рук. – акад. РАН, проф. А.С. Тиганов).

Обследовали 49 юношей 16-25 лет с непсихотическими психическими расстройствами. Все они были впервые госпитализированы в период с 2011 по 2013 г. Больных обследовали дважды: при поступлении в стационар и выписке из него на этапе редукции психических расстройств после терапии.

По критериям МКБ-10 больные были разделены на три группы: 1-я группа – 19 (38,8%) человек с расстройствами настроения F31.3, F31.4, F32 (кроме F32.2), F33 (кроме F33.3), F34.; 2-я группа – 17 (34,7%) больных с расстройствами личности (F60); 3-я группа – 13 (26,5%) пациентов с шизотипическим расстройством (F21).

Критериями исключения было наличие органического психического расстройства, алкоголизма, наркомании, умственной отсталости, а также соматических или неврологических заболеваний.

Помимо психопатологического, при обследовании больного применяли психометрические методы с использованием ряда шкал. Шкала SOPS (The Scale of Prodromal Symptoms) [21, 22] предназначена для выявления скрытой или кратковременной шизофреноподобной симптоматики.

Она является «непсихотическим» аналогом шкал PANSS и BPRS и позволяет оценить степень выраженности симптоматики продромального этапа с выделением позитивных, негативных симптомов, степени дезорганизации и общих симптомов.

Шкала состоит из 19 пунктов, каждый из которых градуируется от 0 (отсутствие расстройства) до 6 баллов (крайняя степень выраженности). Для выявления депрессивных симптомов, которые могли обусловливать ложноположительные результаты по негативной субшкале SOPS, использовали шкалу Гамильтона для оценки депрессии (НАМ-D).

Применяли также шкалу PAS (Premorbid Adjustment Scale), адаптированную для юношеского возраста [23], с целью определения уровня функционирования в различные возрастные периоды (детский, ранний и поздний подростковый).

Кроме того, по шкале PSP (Personal and Social Performance Scale) оценивали общий уровень социального функционирования по четырем основным сферам: социально полезной деятельности (учебная и трудовая), межличностных отношений, самообслуживания и агрессивного поведения больных.

Статистическую обработку проводили с применением непараметического критерия Вилкоксона сравнения двух зависимых групп и U-критерия Манна-Уитни сравнения независимых данных. Значимость критериев определяли на уровне p

Источник: https://www.mediasphera.ru/issues/zhurnal-nevrologii-i-psikhiatrii-im-s-s-korsakova/2014/6/031997-7298201463

Фгбну нцпз. ‹‹шизоаффективный психоз манифестирующий в юношеском возрасте (возрастные особенности клиники, течения, терапевтической тактики)››

Манифестация психоза это

Клиническая картина манифестного шизоаффективного приступа при манифестации в юношеском возрасте имеет целый ряд особенностей, отличающих ее от шизоаффективных состояний зрелого возраста и обусловленных патопластическим влиянием возрастного фактора.

К ним относятся: синдромальная незавершенность психопатологических образований; отсутствие устойчивой бредовой фабулы; низкая степень выраженности систематизации идеаторных разработок; широкая представленность бредоподобного фантазирования и галлюцинаций воображения; высокая частота кататонических включений; преобладание маниакального аффекта над депрессивным; высокая скорость развития приступа, а также частое формирование депрессивных расстройств на заключительном – аффективном этапе психоза с высоким суицидальным риском этих состояний, преобладание аутохтонных механизмов развития психоза над экзогенными.

Данные закономерности были установлены в результате клинического и клинико-катамнестического исследования, проведенного в клиническом отделении по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний НЦПЗ РАМН под руководством профессора М.Я.Цуцульковской в период с 1994 по 2000 год на клиническом материале, который включал 191 больного юношеским шизоаффективным психозом, длительность катамнеза была 10-20 лет.

Каждый шизоаффективный приступ в своем формировании включает разные по длительности и по степени завершенности симптоматики следующие основные этапы: аффективные расстройства, аффективный бред (конгруэнтные аффекту бредовые расстройства), собственно бредовые расстройства, а также завершающий приступ этап аффективных расстройств.

Развитие шизоаффективного приступа начинается с аффективных расстройств, среди которых чаще отмечаются маниакальные состояния.

Продолжительность этих расстройств бывает неодинакова – от нескольких месяцев до нескольких дней.

Эти состояния также отличаются теми специфическими возрастными особенностями, которые характерны для аффективных состояний на доманифестном этапе, однако здесь аффект достигает более высокой степени выраженности.

Дальнейшая динамика шизоаффективного приступа характеризуется появлением аффективного бреда (конгруэнтного настроению), бредовая фабула которого, как правило, неразрывно связана с предшествующими сверхценными увлечениями больных и идеалами, свойственными молодежной среде.

Больные персонифицируют или заявляют об особой близости и связи с популярными киногеро-ями, актерами, с ведущими политиками, заявляют о своем религиозном мессианстве или, напротив, относят себя к «отрицательным» фигурам.

Эти идеи носят неустойчивый, несистематизированный и, часто, противоречивый характер.

Психопатологи-ческие образования, появляющиеся на этапе собственно бредовых расстройств, отличаются синдромальной незавершенностью. Бредовые расстройства характеризуются необычайным полиморфизмом фабулы с одновременным сосуществованием нескольких тем бреда (угрожают и преследуют, восхищаются и готовят для «великого будущего» и т.д.

), что создаёт впечатление «беспорядочности», «калейдоскопичности» бредовых переживаний. В бредовую фабулу оказываются вовлеченным большое число объектов, что свидетельствует о широком охвате внешних событий и явлений, о распространении бредовой оценки на окружающих лиц.

Внезапность возникновения фабулы говорит о мгновенной бредовой оценке окружающего, указывает на отсутствие скрытого периода «переработки» воспринятого явления. При этом на протяжении короткого промежутка времени происходит изменение бредовой фабулы.

Отмечается обилие бредоподобного фантазирования и галлюцинаций воображения, высокая частота ка-татонических включений в виде эпизодов кататонического возбуждения или субступора.

В иногда возникающих онейрических про-явлениях господствует тематика, которая является предметом увлечений у молодежи и черпается из фантастически-детективной литературы – космические полеты и встречи с инопланетянами, “шпионские центры” и “школы разведчиков”, выслеживание и вылав-ливание преступников и т.п.

Необходимо также отме-тить, что циркулярный аффект, имея разную степень выраженности, у большинства больных присутствует на всем протяжении манифестного психоза и не вытесняется полностью бредовым аффектом. Инверсия полюса аффекта на этапе бредовых расстройств не характерна. Проявления циркулярного аффекта сосуществуют с аффектами страха и недоумения. Аффективные бредовые расстройства, как правило, сохраняются на этапе собственно бредовых расстройств и, в связи с этим, представляется затруднительным выделить этап изолированного существования бредовых расстройств.

В противоположность начальному аффективному, преимущественно маниакальному этапу, при юношеском шизоаффективном психозе за-вершающий аффективный этап опре-деляется исключительно депрессивным полюсом. Данный этап развития психоза в современной литературе рассматривается как постпсихотическая депрессия.

Психопатологическая картина данного этапа крайне полиморфна. Здесь имеет место различное сочетание депрессивных симптомов с резидуальной психотической симптоматикой, с нейролептическими проявлениями, первичными негативными (дефицитарными) симптомами, а также психологической реакцией личности на болезнь.

Нередко этот этап возникает отсроченно, так что некоторые больные успевают выписаться из клиники. Эти состояния часто мучительно переживаются самими больными, которые отмечают свою измененность, указывают на наступившую «тугоподвижность» мышле-ния, ощущение «тупости, пустоты» в голове, неспособность формулировать мысли и воспроизводить полученную информацию.

У многих больных отмечается выраженная апатия, безразличие не только к происходящему вокруг, но и к самому себе. В некоторых случаях имеют место многочисленные сенестоипохондрические жалобы, у многих преобладает мрачное, безрадостное настроение с дисфорическими явлениями.

“Указатель вины” при депрессив-ных идеях часто оказывается направленным во вне, чаще всего на родителей, которых больные обвиняют в неправильном воспитании, явившемся причиной их тяжелого состояния, в передаче больным отрицательных наследственных за-датков.

Кроме того, часть больных остро переживает сам факт на-личия у них психического заболевания и госпитализацию в психиатри-ческий стационар.

В связи с этим необходимо отметить крайне вы-сокую частоту суицидальных тенденций, возникающих у больных юношеским шизоаффективным психозом на завершающем этапе психоза, которая обуславливается легкостью возникновения состояния отчаяния, что вообще характерно для юношей ввиду отсутствия у них зрелых социально-ценностных категорий.

Активные суицидальные мысли отмечаются более, чем у половины больных, а суицидальные попытки примерно у четверти. При этом демонстративное суицидальное по-ведение здесь практически не встречается, у больных сразу же возникают суицидальные намерения. После суици-дальной попытки больные, как правило, не испытывают чувства раскаяния, для них характерно инфантильно-бездумное отношение к содеянному. Данный этап психоза нередко носит затяжной характер, в отдельных случаях длится более года, что позволяет говорить о «дозревании ремиссии».

Вместе с тем, манифестные шизоаффективные приступы в юношеском возрасте, несмотря на общие особенности, являются неоднородными по психопатологическим проявлениям и динамике разных этапов их становления.

Наиболее существенные различия клинической картины касаются особенностей бредового компонента психоза, который, как оказалось, обладает наиболее высокой значимостью в отношении последующего течения и исхода заболевания.

На основании характера бредовых расстройств в структуре манифестного приступа правомерно выделить три основные типологические разновидности манифестных шизоаффективных приступов в юношеском возрасте.

Манифестные приступы с преобла-данием наглядно-образного бреда воображения (I разновидность) в большинстве случаев возникают аутохтонно, крайне редко после соматогении.

Предшествующие развитию психоза маниакальные состояния непродолжительное время носят характер веселых маний с повышенной продуктивностью, а в дальнейшем характеризуются преоб-ладанием нарушений поведения с грубостью, расторможенностью влечений.

Бредовые расстройства, возникающие на высоте маниакального аффекта, развиваются по типу “патологического осознания собственной значимости”. Выс-казывания больных крайне изменчивы, отличаются выраженной лабиль-ностью, их мегаломанические идеи легко дополняются и видоизменяются в процессе беседы.

Больные идентифицируют себя с популярными киноге-роями, с религиозными деятелями, выдающимися учеными, сказочными пер-сонажами, заявляют о своих сверхчеловеческих способностях, открытиях. В ряде случаев отмечается положительный вариант бреда воздействия в виде ощущения больными их магической силы и управления окружающими.

На этапе собственно бредовых расстройств у одних больных возникают отдельные бредовые идеи отношения, преследования, у других — преобладают явления психи-ческого автоматизма, отдельные иллюзорные расстройства, сенестопатии.

Феноменологическая картина наглядно-образного бреда воображения опре-деляется яркими и образными представлениями фантастического характера. Завершающий этап психоза чаще всего характеризуется тоскливой депрессией, нередко с суицидальными мыслями. Выход из психоза чаще происходит литически. Общая продолжительность манифестного приступа варьирует от 2 до 10 месяцев.

Манифестные приступы с преобладанием бреда восприятия (II разновидность) в более половины случаев возни-кают аутохтонно, значительно реже после соматогений или психогений.

Аффективный этап развития психоза преимущественно представлен гипоманией с повышенной идеаторной и двигательной активностью, при этом нередко с грубостью и расторможенностью или сверхценными идеями типа юношеской “метафизической интоксикации”, реже — депрессией астено-адинамическо-го типа.

Этап развития неаффективных бредовых расстройств начи-нается с появления бредовой настороженности, аффекта тревоги, больные высказывают необъяснимый страх за свою жизнь и за судьбу своих родс-твенников. Формируется бредовая оценка происходящих событий.

Окружа-ющее воспринимается измененным, все события больные относят на свой счет, возникает ощущение разыгрывающегося спектакля. Отмеча-ется лабильность аффекта с переходом от страха к восторженности. Бре-довые переживания часто приобретают парафренный характер с многоплано-востью фабулы, которая соответствует различным полюсам циркулярного аффекта.

Клиническая картина дополняется проявлениями синдрома Кан-динского — Клерамбо в виде ощущения воздействия, которое связано с основной бредовой фабулой, симптомом открытости и чтения мыслей, идеями отравления, вербальными и рудиментарными обонятельными галлю-цинациями. Отмечается появление “антагонистического” бреда.

Парафрен-ный бред нередко принимает черты грезоподобного, отличаясь все большей образностью, лабильностью, экстатическим характером аффекта, мистичес-кой проникновенностью. В дальнейшем, в ряде случаев, наблюдается иллю-зорно-фантастическое восприятие окружающего, сочетающееся с проявлени-ями ориентированного онейроида.

Отмечаются кратковременные и эпизоди-ческие кататонические включения в виде двигательного возбуждения или застывания. Выход из психоза обычно происходит литически. Завершающий этап развития психоза бывает преи-мущественно в виде депрессий астено-адинамического характера, сопро-вождающихся рефлексией с суицидальными мыслями. Общая продолжительность манифестного приступа здесь варьирует от 3 до 15 месяцев.

Манифестные приступы с бредом восприятия, сочетающимся с проявлениями острого интерпретативного бреда(III разновидность) также в большинстве случаев развиваются аутохтонно, крайне редко после незначительной психогении.

Аффективный этап в развитии психоза здесь обычно представлен депрессивными расстройствами, в картине которых преобладает вялость, заторможенность, адинамия, нередко с дисфорическим оттенком.

Этап бредовых расстройств характеризуется появлением аффекта страха, который дополняется бредом значения, сочетающимся с интерпретативными бредовыми расстройствами в виде малосистематизиро-ванных бредовых идей отношения, преследования, отравления, ипохондри-ческого содержания.

Наряду с этим у больных отмечаются более выраженные, чем при других разновидностях юношеского шизоаффективного психоза, проявления синдрома Кандинского-Клерамбо — идеи воздействия, идеаторные автома-тизмы, вербальный псевдогаллюциноз. Выход из психоза обычно литический.

На завершающем этапе развития шизоаффективного приступа вновь начинает доминировать депрессивный аффект, который характеризуется выраженной атипией проявлений эмоционального и идеаторного компонентов депрессивной триады, преобладанием мрачного настроения с повышенной раздражительностью и недовольством собой и окружающими. Общая продолжительность манифестного приступа здесь более продолжительна – от 6 до 18 месяцев.

Источник: http://ncpz.ru/lib/56/book/99/chapter/4

Нервная Система
Добавить комментарий