Как восстановиться после психоза без нейролептиков

Экстрапирамидные расстройства (нейролептический синдром): последствия и лечение

Как восстановиться после психоза без нейролептиков

Нейролептический синдром – это осложнения с различной симптоматикой и течением, возникающие из-за приема антипсихотических средств, чаще всего нейролептиков. Более распространенное название – экстрапирамидные расстройства.

Риск возникновения экстрапирамидных расстройств есть при приеме любых антипсихотических медикаментов, но прием типичных нейролептиков увеличивает вероятность осложнений. Впервые термин экстрапирамидные расстройства был использован в 1960 г. французскими врачами Делеем и Деникером. Код по МКБ 10 G20-G26.

Многими исследователями указывается преимущество атипичных нейролептиков. Типичные нейролептики имеют более высокую степень связывания с дофаминовыми рецепторами D2 и легче проникают внутрь клеток.

Если уровень связывания больше 75 %, то риск развития экстрапирамидного расстройства достигает критического уровня.

Соответственно, нейролептики нового поколения – атипичные, имеют намного меньшую степень связывания с дофаминовыми рецепторами.

Патогенез

До сих пор точных причин возникновения осложнений не названо врачами.

Есть мнение, что из-за приема нейролептиков происходит блокада дофаминовых рецепторов в нигростриарном пути, она в свою очередь вызывает дисбаланс нейротрансмиттеров (нейромедиаторов), при этом повреждаются базальные ганглии и нарушаются подкорково-таламические связи.

Нейролептики проникают в клеточный мембраны, встраиваясь внутрь них, нарушая энергетическое равновесие нейронов. Развивается компенсаторный механизм ускорения процесса метаболизма дофамина в соответствующих структурах головного мозга (кора мозга, стриатум, прилежащее ядро).

Иными словами, происходит серьезное нарушение работы ЦНС, в результате чего нарушается двигательная активность человека – возникает мышечный тремор (дрожание), возникает гипертонус мышц.

Человек совершает непроизвольные движения, наблюдается мышечная спастика. Двигательная активность становится избыточной, появляется неусидчивость и постоянное стремление к движению.

Либо наоборот, происходит замедление движений, как, например, в случае с паркинсонизмом, изолированной акинезией.

Виды и формы экстрапирамидных расстройств

Попытки классифицировать экстрапирамидные расстройства были неоднократными. На данный момент их существует несколько видов, каждая классификация избирает свой принцип деления расстройств на виды в зависимости от нескольких факторов.

В зависимости от времени возникновения

Экстрапирамидные расстройства, возникающие при блокировке D2-рецепторов делят на две большие группы в зависимости от времени возникновения:

  1. Ранние – они характеризуются быстрым развитие, возникают буквально после 2-3 недель приема нейролептиков. Лечатся успешнее при отмене лекарственных средств, их вызвавших. Либо пациенту назначают атипичные нейролептики. Ранние экстрапирамидные расстройства проявляются в виде острой акатизии и дистониии, злокачественного нейролептическим синдрома. паркинсонизма, раннего тремора.
  2. Поздние – развиваются после длительного приема нейролептических препаратов. Когда пациенты принимают их несколько месяцев, а то и лет. Такие расстройства гораздо хуже поддаются терапии, порой осложнения после приема имеют необратимый характер. Эти формы осложнений проявляются в поздней дискинезии и дистонии, акатизии, треморе, миоклонии, тиков, паркинсонизма.

Разнообразие симптомов, нечеткость патогенеза, неоднозначность терминологии и клинических проявлений до сих пор осложняют успешность дифференциации диагноза. По форме проявления экстрапирамидные расстройства условно можно разделить на гиперкинетические (гиперкинезы) и гипокинетические (гипокинезия). Ниже дан перечень экстрапирамидных расстройств в случае с гиперкинезом и гипокинезией.

Гиперкинезы в зависимости от характера возникновения

В свою очередь гиперкинезы также подразделяются на различные виды, в зависимости от характера возникновения:

  • Спонтанные.
  • Акционные (возникают при произвольных двигательных актах и позах).
  • Кинезиоспецифические. Характеризуются возникновением только при определенных движениях, например, при письме, игре на музыкальных инструментах.
  • Рефлекторные. Их можно наблюдать у больных при воздействии внешних раздражителей.

ПОХОЖИЕ МАТЕРИАЛЫ:  как избавиться от синдрома хронической усталости?

В отдельную группу относят особый вид гиперкинезов – полупроизвольные. Когда больной совершает произвольные движения в силу внутренней плохо осознаваемой потребности. Внешне кажется, что движения возникают по воле больного. При этом человек огромным усилием воли может препятствовать этим гиперкинезам, но только очень сильно напрягаясь.

Основной характеристикой гиперкинеза является непроизвольность движений. Только эта непроизвольность возникает не на уровне самого процесса движения, а на уровне побуждения к движению. Пораженным оказывается нервный центр, отвечающий за побуждение к движению.

В зависимости от разности двигательного рисунка

В зависимости от разности двигательного рисунка гиперкинезы подразделяются на следующие формы:

  • Ритмические (дрожание или тремор).
  • Тонические (характеризуются медленным выполнением).
  • Клонические (реализуются быстро, могут быть различной сложности, от самых простых движений, до сложно организованных, по структуре становятся от этого похожими на нормальные двигательные акты).

Исходя из временных характеристик гиперкинезы делятся на постоянные и параксизмальные. По степени охвата или распространенности они бывают генерализованные, сегментарные, фокальные и мультифокальные. Гипокинезии характеризуются увеличением тонуса мышц — ригидностью.

В зависимости от этиологии нарушений

В зависимости от этиологии нарушений экстрапирамидные расстройства подразделяются на три формы:

  1. Первичные моносиндромные моносистемные формы. В клинике нарушений экстрамирамидное нарушение выступает первичным синдромом.
  2. Вторичные (симптоматические) формы. В данном случае являются вторичным проявлением при наличии заболеваний иной этиологии. Здесь редко наблюдается какой-то один нейролептический синдром в «чистом» виде, преобладает полисиндромные формы нарушений.
  3. Первичные полисиндромные мультисистемные дегенеративные спорадические и наследственные) заболевания ЦНС. Помимо поражения отделов ЦНС экстрапирамидной системы происходит нарушение работы и иных отделов головного мозга. Сюда включаются и наследственные экстрапирамидные расстройства.

Американская классификация DSM-IV включает в себя 4 формы экстрапирамидных расстройств:

1. Паркинсонизм

Паркинсонизм от приема нейролептиков возможен с вероятностью в 50 % случаев. Возникает в течение первых недель медикаментозной терапии. Либо возникает при повышении дозы ранее принимаемых препаратов.

Данные нарушения сопровождаются тремором конечностей, руки, согнутые в локтях прижимаются к туловищу. Сопровождаются нарушениями вегетативными нарушениями – повышается потливость, работа сальных желез лица и тела становится избыточной.

Возможны нестойкие гиперкинезы.

Лечение

Используются антипаркинсонические корректоры в увеличенных дозах. Подбираются медикаменты с меньшей экстрапирамидной активностью. Прием корректоров сочетают с дозами ноотропов при затяжном течении и наличии у пациентов резидуальной органической недостаточности (патология ЦНС, возникающая в раннем детстве или во время внутриутробного развития, по симптоматике схожа с неврозами).

2. Острая дистония

Острая дистония или ранняя дискенизия развивается после 7-10 дней приема нейролептиков. Наблюдаются двигательные нарушения спастического характера.

Нарушения моторики могут быть локальными, возникающими в определенной группе мышц либо генерализованными при общем двигательном возбуждении. При этом нередки эмоциональные проявления – страха, тревоги.

Могут быть вегетативные нарушения – пот, слезотечение, вазомоторные реакции (нарушения регуляции давления). Также среди клинических проявлений выделяют оральный синдром – больной высовывает язык, мышцы шеи сокращаются, возможна рвота, нарушается ритм дыхания.

Иногда такие проявления расцениваются как эпилептические припадки. При локальной дистонии можно наблюдать гиперкинезы мимических мышц, кривошея (наклонное положение головы с ее поворотом в противоположную сторону), судорожные сокращения языка.

Острая акатизия

Наблюдается в течение первых 4 недель приема нейролептиков либо при увеличении их дозировки. Больные становятся двигательно беспокойными, неусидчивыми. Для снятия напряжения предпочитают ходить из угла в угол, не могут усидеть на одном месте. Постоянно находятся в движении. Нередки случаи сочетания с нейролептическим паркинсонизмом.

4. Поздняя дискенезия

Это самые тяжелые нарушения, вызванные нейролептиками из перечисленных. Вероятность развития составляет примерно 20-30 %.

Причем у молодых пациентов, проходящих терапию около года вероятность возникновения нарушений составляет примерно 5 %, а у пожилых эта цифра вырастает до 30.

Поздняя дискенезия возникает либо после длительного приема нейролептиков, либо после 4 недель по окончанию терапии, либо после 8 недель прекращения терапии нейролептиками пролонгированного действия.

Гиперкинезы при данном нарушении характеризуются в основном генерализованностью. И что важно, они усиливаются при перерывах в терапии. У больных наблюдаются также сильные изменения в психике. Они становятся пассивными, их внимание быстро истощается, эмоциональный фон неустойчивый, процессы мышления существенно замедляются.

Злокачественный нейролептический синдром

Некоторым особняком среди экстрапирамидных нарушений стоит злокачественный нейролептический синдром (ЗНС). Это относительно редкое, но очень опасное нарушение работы ЦНС, вызванное длительным приемом нейролептиков. Он потенциально опасен для жизни.

Основной «удар» приходится на сердце пациента. Ситуация усугубляется, если у больного и до возникновения нарушения были патологии сердечно-сосудистой системы и болезни сердца. Кардиальная (сердечная) патология существенно увеличивает риск смертельного исхода.

Впервые это нарушение было описано J.Delay и соавт. в 1960 году. У больных, проходивших терапию галоперидолом. ЗНС развивается у разных пациентов, как у психических больных, так и у здоровых.

Но чаще всего наблюдается у больных шизофренией и аффективными расстройствами. Частота встречаемости не зависит от пола и возраста.

ЗНС может развиться после резкого увеличения дозы нейролептиков, иногда возникает после отмены психотропных медикаментозных средств.

В клинике нарушения наблюдаются такие симптомы как мышечная ригидность, центральная гипертермия (серьезное нарушение терморегуляции, температура тела зависит от окружающей среды), тремор, дискенезия.

Нередки тахикардия, кожные покровы бледные, давление неравномерное. Среди тяжелых нарушений после ЗНС можно отметить инфаркт миокарда, тромбоз глубоких вен голени, почечная недостаточность, нарушения работы сердца, сепсис и многие другие.

Часто невозможно отграничить ЗНС от фебрильной шизофрении.

Восстановление мозга после нейролептиков

Как восстановиться после психоза без нейролептиков

Нейролептические препараты, созданные и внедренные в клиническую практику в середине XX века, стали революционными средствами психофармакологии.

Они позволили разработать методы и общие принципы медикаментозного лечения шизофрении, органических и интоксикационных психозов, биполярного аффективного расстройства.

Пациенты, которые ранее вынуждены были находиться в стационаре месяцами, смогли перейти на амбулаторный способ терапии, принимать лекарства в домашних условиях.

Многолетнее использование нейролептиков заметно улучшает течение хронических психотических расстройств, позволяет избежать обострений и приступов. Недостатком данных препаратов является высокий риск побочных эффектов и осложнений. Поэтому лечение всегда подбирается индивидуально, в минимально эффективных дозах, а после него проводится курс восстанавливающих мероприятий.

Влияние нейролептиков на организм

Антипсихотические препараты подавляют высшую психическую деятельность через блокаду дофаминовых рецепторов в различных отделах центральной нервной системы.

Это основной механизм действия препаратов, но у разных групп нейролептиков он может отличаться, благодаря чему одни лучше устраняют психотическую симптоматику, другие – снижают возбудимость и успокаивают, а третьи – корректируют нарушения поведения.

Терапия антипсихотиками приводит к уменьшению возбудимости, ослаблению психомоторного возбуждения, снижению эмоционального напряжения. Поведение становится менее агрессивным, уходят страхи, улучшается сон.

У больных психозами подавляется бред, исчезают галлюцинации, автоматизмы.

Антипсихотическое действие может сопровождаться седативным эффектом (Аминазин, Промазин, Левомепромазин) или симптомами активации нервной системы (Трифлуоперазин, Прохлорпремазин).

Побочные эффекты

Нейролептики, как и другие лекарства, не способны влиять исключительно на те системы головного мозга, которые оказались патологически измененными в результате болезни.

Препарат воздействует на организм через дофаминергическую, серотонинергическую, норадренергическую и ацетилхолиновую передачу.

Поэтому помимо устранения психотических симптомов нередко наблюдаются побочные реакции, например, нарушение функций экстрапирамидной системы, ответственной за движения тела.

Самым страшным последствием является необратимая умственная деградация

Необходимо как можно раньше распознать зависимость и начать ее лечить.

Это редкое, но потенциально смертельное осложнение антипсихотической терапии терапии. Оно встречается с одинаковой частотой у пациентов обоих полов и разных возрастных групп.

Проявляется мышечной ригидностью, нестабильностью сердечного ритма и артериального давления, лихорадкой, обильным потоотделением, обезвоживанием.

При тяжелом течении у больных развивается лейкоцитоз (повышается уровень лейкоцитов в крови), возникает тревога, кататония (двигательное расстройство), делириозное помрачение сознания. Частый симптом – миоглобинурия, свидетельствующая о разрушении мышечных волокон.

Причиной смерти становится тяжелое обезвоживание, почечная недостаточность, отек легких, респираторный дистресс-синдром, внезапная остановка сердца, сепсис. Лечение проводится в условиях стационара интенсивной терапии, реанимации.

Обратимые побочные реакции

Большинство негативных эффектов нейролептиков проходят самостоятельно после отмены препарата, не требуют специального лечения. Они называются обратимыми и включают следующие нарушения:

  • вялость, слабость, рассеянность
  • ортостатическая гипотония – резкое снижение артериального давления при смене положения с горизонтального на вертикальное
  • колебания сердечного ритма и частоты сердечных сокращений
  • усиление или снижение аппетита
  • запоры, задержка мочи
  • сухость во рту, жажда
  • снижение остроты зрения
  • снижение внимания и памяти (забывчивость, рассеянность)
  • дерматиты, пигментация кожи
  • кожные аллергические реакции
  • повышение чувствительности к свету
  • сбои менструального цикла, аменорея, дисменорея
  • увеличение грудных желез у мужчин
  • задержка эякуляции, снижение либидо
  • эпилептиформные припадки
  • депрессия, расстройства сна
  • паркинсонизм – дрожание конечностей, повышение мышечного тонуса, слюнотечение, нарушение произвольности движений
  • акатизия – неконтролируемая неусидчивость
  • острая дистония – продолжительное непроизвольное сокращение мышц
  • поздняя дискинезия – непроизвольные движения тела (обратима не всегда)

Необратимые побочные эффекты

Нейродвигательные нарушения, вызванные приемом нейролептиков, могут быть необратимыми. Как правило, они развиваются спустя несколько недель после начала антипсихотического лечения.

К таким побочным эффектам относятся дистония и поздняя дискинезия.

Дистония, которая развивается по ходу лечения, часто оказывается необратимой (в отличие от острой формы, развивающейся в первые дни терапии).

Она проявляется непрерывающимся сокращением мышц, в результате которого пациенты находятся в неестественных позах. Чаще страдают мышцы шеи и рук.

Высокий риск данного осложнения у людей, злоупотреблявших алкоголем или наркотиками, у больных диабетом. Поздняя дискинезия проявляется непроизвольными движениями. Чаще вовлекаются мышцы языка, рта и лица.

Иногда затронутыми оказываются пальцы рук и стоп, ноги.

Методы восстановления организма

Чтобы быстрее привести здоровье в норму, следует провести следующие виды мероприятий:

  • Общеукрепляющая медикаментозная терапия.
  • Симптоматическое лечение осложнений.
  • Правильное питание и физические нагрузки.

Однако иногда эти методы восстановления могут оказаться неэффективными. Причина в том, что пациенты ошибочно рассматривают симптомы или последствия основного заболевания как результат применения нейролептиков.

Например, у наркозависимого со стажем снижение интеллектуальных функций, слабость, нарушения сна вызваны не антипсихотическим лечением, а тяжелой интоксикацией наркотическим веществом.

У пациентов с шизофренией после острого приступа, купированного антипсихотиками, может развиться депрессия, чувство безразличия, ухудшение памяти – симптомы, связанные с прогрессированием болезни.

Восстанавливающая медикаментозная терапия

После терапии антипсихотическими препаратами для улучшения работы нервной системы рекомендуется использовать препараты и биологически активные добавки, которые стимулируют метаболизм (процессы обмена), улучшают поступление кислорода и питательных веществ к нервной ткани, восстановить функции нейронов и рецепторов дофамина. В этих целях необходимо использовать препараты следующих групп:

  • Ноотропы. Данные лекарства ускоряют восстановление тканей мозга после воздействия химических веществ, гипоксии (кислородного голодания), нагрузок. Улучшают связи между нейронами, между корковыми и подкорковыми структурами. Представители – Фенибут, Пантогам, Пирацетам, Ноотропил.
  • Витамины группы B. Тиамин (B1), пиридоксин (B6) и кобаламин (B 12) являются нейротропными витаминами. Они ускоряют восстановление нервных волокон, улучшают энергетические процессы в нервных клетках, стимулирует процессы окисления, ускоряют синтез миелина (жироподобного вещества нервной ткани).
  • Лецитин. Основное питательное вещество нервной ткани. Основные эффекты – повышение сопротивляемости организма токсическим воздействиям, обеспечивает синтез ацетилхолина (нейромедиатора), улучшает проведение нервных импульсов. Так же, как и витамины группы B, участвует в образовании миелина.
  • Антиоксиданты. Препараты и витамины этой группы улучшают утилизацию кислорода и снижают потребность организма в нем, повышают устойчивость мозга к гипоксии, воздействию токсинов. Примеры антиоксидантов – Актовегин, Гипоксен, аскорбиновая кислота, витамин Е.

Профессиональный колл-центр!

Звоните, и вы успеете спасти своего близкого человека!

Каждый день может стать последним!

  • Круглосуточно
  • Анонимно
  • Бесплатно

Моторные побочные эффекты нейролептиков, такие как паркинсонизм, акатизия, дистония, нуждаются в симптоматическом лечении.

Первое, что необходимо сделать лечащему врачу – пересмотреть схему лечения, оценить возможность снижения дозы или полной отмены антипсихотика. Еще один вариант – перейти на нейролептик другой группы.

Препараты нового поколения реже провоцируют побочные реакции, чем их предшественники. Непосредственно симптоматическое лечение осложнений проводится следующим образом:

  • Лекарственный паркинсонизм. Если снижение дозы нейролептика или его замена аналогом не помогают, то используются антихолинергические препараты, например, Когентин (бензтропина мезилат). Применяются в минимальных дозах, непродолжительно.
  • Акатизия. Для устранения симптома используются бензодиазепины. Психиатр назначает лечение Лоразепамом, Индералом или Катапресом (Клонидином). После 5-10 дней приема доза снижается.
  • Дистония. Для купирования дистонических реакций показаны антихолинергические препараты – Дифенгидрамин, Бензтропин (перорально, внутримышечно).
  • Поздняя дискинезия. Устранить побочную реакцию поможет переход на препарат с менее выраженным антипсихотическим действием или на атипичный нейролептик. В тяжелых случаях для подавления симптоматики требуется повышение дозы антипсихотика.

Питание и спорт

Восстановление после приема нейролептиков должно включать переход на здоровый образ жизни. Правильное питание, полноценный сон, регулярная физическая активность – три важных компонента правильного режима.

В рацион необходимо ввести большое количество овощей, фруктов, продуктов с высоким содержанием белка, а также источников полиненасыщенных жирных кислот. Иногда побочным эффектом нейролептиков становится снижение или усиление аппетита.

Чтобы удерживать нормальный уровень калорийности дневного рациона, необходимо принимать пищу часто и небольшими порциями.

Регулярные физические нагрузки укоряют процессы обмена, стимулируют выведение нейролептика и его метаболитов из организма.

Кроме этого, они улучшают снабжение тканей кислородом, восстанавливают баланс процессов возбуждения и торможения в нервной системе, способствуют нормализации эмоционального состояния, так как влияют на выработку нейромедиаторов и гормонов. Начинать лучше с легких занятий на свежем воздухе, постепенно увеличивая их продолжительность и интенсивность, например, от пеших прогулок до регулярных пробежек.

Выводы

Нейролептики являются эффективными препаратами для устранения симптомов психотических расстройств, но при этом вызывают много побочных эффектов. Наиболее частые и выраженные – экстрапирамидные нарушения, проявляющиеся двигательными расстройствами.

Восстановление мозга после нейролептиков включает мероприятия трех видов: общеукрепляющую терапию, симптоматическое лечение моторных нарушений, ведение здорового образа жизни.

Для общего восстановления нервной системы используются ноотропы, антиоксиданты, лецитин и витамины группы B. Чтобы устранить неврологические симптомы, корректируется схема антипсихотического лечения, используются антихолинергические препараты.

Правильное питание и регулярные физические нагрузки помогают организму быстрее восстановиться, вывести нейролептик, сбалансировать нервные процессы.

Список литературы:

: 2019-12-08 2019-12-08

Ольга Ханова

Редактор статьи:

Артём Емельяненко

Вся информация на этой странице была рассмотрена и проверена сертифицированным профессионалом: 2019-12-08

Марат Эдуардович Агинян

Источник: https://nasrf.ru/baza-znaniy/aptechnaya-narkomaniya/vosstanovlenie-mozga-posle-neyroleptikov

Страх стать «овощем» от нейролептиков вполне оправдан

Как восстановиться после психоза без нейролептиков

Изображение с сайта mhcsa.org.au

Недавно появился новый термин – «нейролептикофобия», то есть боязнь препаратов из группы нейролептиков (они же антипсихотики), преувеличенный страх тех побочных эффектов, которые могут возникнуть при их приеме. Лекарства эти предназначены для лечения тяжелых психических болезней, в основном – шизофрении и биполярного расстройства.

Случайное открытие

Анри Лабори. Фото с сайта: pointopoint.blogg.org

В 1952 году знаменитый французский хирург, нейробиолог, писатель и философ Анри Лабори искал препарат, который помог бы против хирургического шока, становившегося для некоторых пациентов смертельным.

Новый антигистаминный (противоаллергический) препарат французской фармацевтической фирмы Санофи хлорпромазин (ныне хорошо известный под названием «Аминазин») оказался достаточно эффективен. При этом Лабори отметил его способность вызывать апатию, равнодушие к происходящему у психически здоровых пациентов.

Находка заинтересовала Лабори, и он рассказал о ней своим коллегам-психиатрам. Жан Делей и Пьер Деникер были первыми врачами, опробовавшими хлорпромазин на своих самых тяжелых пациентах, и были поражены тем, как он успокаивает больных, находящихся в состоянии маниакальной или психотической ажитации.

Несмотря на некоторый скепсис в отношении исследования эффективности препарата со стороны ведущих американских психиатров и медицинских психологов, клинические испытания были проведены в государственных психиатрических клиниках США, и уже в 1954 году хлорпромазин был одобрен Американской администрацией контроля за качеством продуктов питания и лекарств (FDA).

Через десять лет в мире насчитывалось порядка 50 миллионов людей, принимавших этот препарат на том или ином этапе заболевания.

Иными словами, в шестидесятые годы прошлого века полным ходом шла великая нейролептическая революция.

Классические и атипичные

Фото с сайта spectrumnews.org

Фармацевты занялись разработкой все новых и новых препаратов, действующих по тому же принципу, что и аминазин, то есть путем влияния на сигнальную систему нейромедиатора дофамина в мозге.

Нейромедиаторы и важнейшие способы лечить от психических болезней

Сегодня таких препаратов десятки, и их принято делить на лекарства первого и второго поколений.

Первое поколение – это типичные (классические) антипсихотики. Помимо аминазина самый популярный среди них – это галоперидол. Они подавляют параноидальные мысли, бред, галлюцинации, психотическое возбуждение и агрессивность, манию, но имеют очень неприятные побочные эффекты.

В зависимости от доз и длительности применения, у пациента может развиться нейролептический паркинсонизм, акатизия (двигательное беспокойство), острая дистония (непроизвольные спастические сокращения отдельных групп мышц).

Среди осложнений – не только физические, но и психические: депрессия, эмоциональная индифферентность или, наоборот, страх и тревога.

Кроме того, нейролептики первого поколения вызывают седативный эффект. Неслучайно галоперидол стал символом превращения человека в «овощ»: эта распространенная страшилка о лечении больных в психиатрическом стационаре имеет под собой, к сожалению, вполне реальные основания.

Серьезные последствия этой терапии заставили ученых начать работу по созданию препаратов, которые обладали бы эффективностью нейролептиков в купировании симптомов психоза, но с лучшим профилем безопасности.

Идея заключалась в том, чтобы несколько снизить вмешательство в систему дофамина за счет влияния на другие нейромедиаторы, в частности, серотонин.

Уже в 1968 году появился первый атипичный антипсихотик клозапин, а за ним – рисперидон, оланзапин, кветиапин, амисульприд, зипразидон, арипипразол – вот далеко не полный список препаратов этого ряда.

Они в несколько меньшей степени вызывают типичные осложнения нейролептиков первого поколения, но с большей вероятностью, чем классические антипсихотики, приводят к инсульту и сахарному диабету, а также к значительному увеличению массы тела.

Но мы перечислили только основные и наиболее частые осложнения психотропных препаратов. На самом деле, список еще длиннее, от агранулоцитоза (опасное снижение уровня лейкоцитов в крови), до повышения риска пневмонии у пожилых пациентов.

Прямо скажем, даже самые «безопасные» из этих фармацевтических продуктов совсем не безопасны.

Принимать или не принимать?

Фото с сайта clinicaladvisor.com

«Не бойтесь принимать нейролептики» – так называется статья одного врача, в которой он пытается убедить читателя в том, что эти препараты далеко не так страшны, как их «малюют», а польза от них – великая.

И в самом деле: бред, галлюцинации, психотическое возбуждение, маниакальность – каждое их этих проявлений психического расстройства способно превратить в ад как жизнь самого пациента, так и его близких, а в некоторых случаях – стать причиной суицида.

Ряд научных исследований, свидетельствует о том, что антипсихотики способны помочь пусть не каждому пациенту, но значительному их числу спастись от самого худшего.

Однако нейролептическая революция заключалась не только в том, что на смену смирительной рубашке, электрошокеру и жизни в психиатрической клинике пришли таблетки, принимаемые больным дома по расписанию, что, конечно же, огромное гуманитарное достижение. Ее волна захлестнула сотни тысяч детей и взрослых, отнюдь не страдающих ни шизофренией, ни биполярным расстройством.

Показания для нейролептиков постепенно расширялись, и их стали применять для лечения детей с расстройствами нейроразвития, взрослых с депрессией, тревожным и обсессивно-компульсивным расстройствами, при старческой деменции, при физической агрессивности неясного генеза.

Дают ли они положительный эффект при этих нарушениях психики?

Результаты исследований противоречивы.

Вот, например, совершенно шокирующие цифры британской работы 2008 года, опубликованной в медицинском журнале №1 в мире, а именно, в «Ланцете». Ученые исследовали эффективность классического галоперидола и атипичного рисперидона в купировании агрессии и вызывающего поведения у пациентов с умственной отсталостью без диагноза «шизофрения».

86 участников исследования разделили на три группы. В течение 4 недель каждая из групп получала соответственно рисперидон, галоперидол или плацебо. К концу периода в группе галоперидола наблюдалось снижение симптомов на 65%, в группе рисперидона – на 58%, в группе плацебо – на 79%!

Препарат-пустышка оказался эффективнее как типичного, так и атипичного антипсихотиков, не вызывая – понятное дело – негативных побочных явлений.

«Антипсихотики не должны более считаться приемлемой терапией для лечения агрессивного и вызывающего поведения у людей с умственной отсталостью», – таков вывод британских ученых.

Пройти по узкому коридору

Изображение с сайта сnewscientist.com

У каждого препарата есть определенный «коридор» действия. Это та идеальная доза, которая достаточна для того, чтобы оказать положительный эффект на пациента, но при этом не вызвать серьезных осложнений.

Чуть ниже – и нет желаемого результата. Чуть выше – и вред превосходит пользу. Установить этот коридор – задача непростая, и для ее выполнения нужен постоянный контакт с пациентом, непрерывная обратная связь.

Между тем, пациенты с умственной отсталостью, особенно невербальные, дети с аутизмом, пожилые люди с деменцией часто неспособны не только внятно сообщить об изменениях своего состояния, но даже просто осознать такие изменения.

Как в этом случае рассчитать тот самый коридор? Как понять при усилившейся агрессии, является ли она результатом того, что примененная доза лекарства неэффективна, и ее требуется повысить, либо она вызвана двигательным беспокойством, повышенным раздражением или плохим физическим самочувствием как побочными явлениями самого препарата? Как принять решение, если пациент не может описать свои внутренние ощущения?

Есть и другая сторона проблемы. Удивительно, но тяжелые осложнения и даже смерть встречаются и среди пациентов, вполне способных на обратную связь.

Об этом часто говорят и пишут эксперты и журналисты в Великобритании, где озабоченность чрезмерным использованием нейролептиков возникла уже давно и продолжает нарастать. Случаи тяжелых осложнений и гибели пациентов, принимавших психотропные препараты, там аккуратно документируются и тщательно расследуются.

Одним из самых частых виновников трагедий становится клозапин, первый из атипичных антипсихотиков.

В августе 2016 года погиб 24-летний Том Джонсон, резидент больницы святого Георгия в Стаффорде, где он прожил на клозапине целый год. Сначала симптомы психоза пошли на убыль, и Том в целом чувствовал себя неплохо, однако затем стали нарастать побочные явления, развились токсикоз и пневмония, которые персонал больницы вовремя не отследил.

Но Том Джонсон хотя бы действительно страдал шизофренией, то есть препарат первоначально был назначен по показаниям, хотя родным молодого человека теперь от этого не легче.

А вот умершая за несколько месяцев до него 54-летняя Джулия МакФерсон получила рецепт на клозапин, несмотря на то, что психоза у нее не было. У женщины было диагностировано пограничное расстройство личности, она была в депрессии из-за развода и просила психиатра помочь ей каким-то иным способом, не назначая нейролептик.

Врач не только назначил его, но через некоторое время даже увеличил дозу. Апатия и слабость дошли до того, что Джулия перестала умываться, одеваться и ела с большим трудом, почти не жуя. Как установил коронер, она умерла во время еды, не сумев прожевать и проглотить кусок пищи.

И это далеко не единственные жертвы нейролептиков. Размеры компенсаций, выплаченных фармацевтическими компаниями по искам семей пациентов, пострадавших от приема психотропных препаратов, исчисляются миллионами долларов.

Сменить парадигму

Фото с сайта agedcareguide.com.au

После гибели Тома Джонсона руководство больницы святого Георгия стало особое внимание уделять ознакомлению медицинского персонала со всеми возможными побочными эффектами нейролептиков. Кроме того, было дано указание проводить анализ крови на токсикоз не раз в 12, а раз в 6 месяцев, чтобы вовремя определить, когда осложнение становится опасным, и начать процесс отмены препарата.

Нужно заметить, что резко бросать прием нейролептиков нельзя, необходимо постепенно снижать дозу, сводя ее на нет, иначе возможны опасные побочные реакции синдрома отмены. И это еще одна история, невеселые подробности которой мы пока что опустим.

Каков же самый разумный план действий в отношении антипсихотиков? Пожалуй, в общем случае его можно изложить очень коротко: назначать строго по показаниям, наблюдать пациента, получая от него обратную связь, при необходимости – проводить соответствующие анализы и корректировать дозировку и длительность приема.

Многие специалисты и общественники, считают, что этого недостаточно, и необходимо менять всю парадигму оказания психиатрической помощи. Медленно, но верно это происходит во многих странах мира.

Альтернативу лекарственной терапии эксперты видят в различных формах психологической работы с пациентами, страдающими шизофренией. Самой перспективной из них считается сегодня когнитивно-поведенческая терапия, которая в ряде исследований показала хорошие результаты.

У нас в стране КПТ пока доступна лишь в нескольких крупных городах, и то, в основном, тем, кто способен обратиться в частную клинику и заплатить порядка 8 тысяч рублей за один сеанс.

Произойдет ли через какое-то время великая антинейролептическая революция? Судя по всему, вполне вероятно.

А пока что пьем лекарство строго по показаниям. И не боимся. Но опасаемся.

Источники:

At last, a promising alternative to antipsychotics for schizophrenia

‘She was unrecognisable’ – families warn of antipsychotic drug effects

Past and Present Progress in the Pharmacologic Treatment of Schizophrenia

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/strah-stat-ovoshhem-ot-nejroleptikov-vpolne-opravdan/

Как мне лечили , то чего сами не знали . 7 кругов ада . Нейролептики и прочие лекарства , которые убивают . Прошу помощи !

Как восстановиться после психоза без нейролептиков

Мне 27 и у меня шизофрения. Я писала об этом тут https://pikabu.ru/story/ya_soshla_s_uma_zapiski_sumasshedshe… и тут https://pikabu.ru/story/skhizein__shizofreniya_6805163.

Сегодня я хочу рассказать о том, как я провела 60 дней “на дурочке”.

Сразу хочу выразить огромную благодарность моему лечащему врачу ВВ – доктор от Бога, она вернула меня к жизни. Спасибо Вам. И успехов в этом нелёгком деле.

Будучи человеком крайне смелым (прыгала ropejumping, сдаю донорскую кровь раз в два месяца по пол литра) меня удивляло, почему я стала так сильно бояться врачей. Мой затуплённый разум буйствовал и упирался. Анализы для госпитализации мне помогли сдать родственники.

День 1. Встали мы с утра пораньше. Точнее, мама встала, а я особо и не спала уже которую неделю. Мама меня вымыла как следует, одела, обула, и мы поехали в ПНД. Там нам предстоял ряд испытаний бюрократической природы. Я не чувствовала себя человеком, который хочет что-то решать.

Я ощущала себя маленьким беспомощным ребёнком. В общем-то, заставили меня подписать необходимые бумаги, осмотрели вены и ягодицы – популярные места для инъекций. Далее мы попали туда, откуда так просто не выйти.

После беседы с Заведующим (ну какой там беседы – моя мама и моя тётка говорили за меня) он определил меня лечащему врачу. Затем мы вышли в коридор, мама пошла к лечащему врачу на беседу, а я осталась с тёткой. Безумно хотелось курить. Я взяла у тётки сигарету и зажигалку, пошла в туалет.

Там я встретила Иришку – девушка причудливой наружности, по ощущениям помешанная, с откатанной вниз губой и с безумным взглядом. Далее последовал диалог:

Она: – Какую марку сигарет ты куришь?

Я: /затягиваясь покрепче и выдыхая дым, смотря ей в глаза/ – А я не курю.

Мама вышла из кабинета. Потом туда завели меня. Доктор задавала мне разнообразные вопросы, а потом сказала “Ну всё понятно”. Я почему-то была уверенна, что после беседы я выйду на улицу и уеду домой. Я ошибалась. Маму с тёткой вывели из блока. Я осталась одна. Вернее, как одна, среди больных. Сидела в коридоре со своими вещами в пакетах. В палату меня определяли минут тридцать.

Моя палата была под номером пять. Жаль, что не шесть. Палата была с огромной аркой, без двери. Палата была на десять коек. Моя была посередине возле окна, сторона солнечная. Мне выдали постель. Я заправила бельё и оценила крайне неудобный матрас и пружины под ним. Знаете, в Союзе такие были. Сейчас такие во многих деревнях.

Рядом со мной лежала баба Надя – женщина пенсионного возраста в глубокой депрессии. Наши кровати плотно стояли друг возле друга. Баба Надя считала, что мыться каждый день – это удел американцев. За время моего пребывания там я насчитала целых два раза её купальных процедур. С другой стороны напротив меня лежала девочка Олеся со странными привычками.

Иногда Олеся плакала за мамой. Ей было пятнадцать. Она утверждала, что попала в ПНД из-за того, что её мужчина застал её с другим. Ночью Олеся редко спала. Она становилась над койками других пациентов и вычёсывала волосы на головы людей, что-то приговаривая – колдовала! Была у нас бедолажка Надюшка – пациентка лет пятнадцати с ДЦП вдобавок.

Была Таня – бабуля, которая постоянно плакала. Была ещё Люда – деобетичка, божий одуванчик, но первое впечатление всегда обманчиво. Танюха – прикольная девчонка, как мне тогда казалось, по крайней мере с ней можно было о чём-то поболтать. Была ещё Даша – девочка девятнадцати лет. Её брат ушёл в армию, вживил ей в запястье чип и следил за ней. Ну она так думала.

Даша постоянно лежала под одеялом и обнимала плюшевого медведя, периодически целуя его засаленный рот. Потом привезли Машку – неплохая девчонка, с матерными голосами в голове, но безобидная. Потом была Маринка – девушка с музыкой в голове, тоже хорошая и безобидная. Была ещё Наташка, которая помогала себе пальцами доставать фекалии из прямой кишки.

Потом привезли Женьку – девятнадцатилетнюю девчонку в татухах, у неё была булемия.

Оставаться мне там не хотелось. Мне назначили капельницы. В первые пару часов я исследовала свою, левую, часть блока. Нашла туалет, нашла место, где по вечерам принимают душ. Собственно больше искать там было нечего. Тумбочка у меня не закрывалась, мне это не нравилось, пришлось мудрить приспособы из бумаги, чтобы закрыть её.

В тумбочке были влажные салфетки, кое-какие сменные вещи, вода, тетрадка, зажигалка. Зажигалку потом забрали. Забрали сразу шампунь и гель для душа, чтобы никто их не выпил. С собой у меня была пластиковая кружка и резиновые тапочки. В первый же день вечером приехала мама – привезла мне воды и каких-то вкусняшек, конфет там, печеньки.

Передачку переполовинили, подписали и убрали в шкаф в столовой. Столовая закрывалась на ключ.

Корпус больницы делится на две части – правая и левая. Причём, когда ты заходишь внутрь, то по правую руку от тебя левая сторона, по левую правая. То же самое было с холодильниками на кухне – холодильник для передачек правой стороны был подписан “левая сторона” и наоборот. Видимо, эту систему придумали, чтобы у людей быстрее развился психоз.

В первую ночь под транками, идя в туалет, я сильно не вписалась в поворот и заработала себе шишку. Санитарки ночью спали.

У меня короткая стрижка и довольно спортивный стиль настолько, что в больнице меня часто путали с мальчиком. Одна санитарка Ксюха (мы потом подружились) даже спросила, почему это я как мальчик и не от этого ли я тут лечусь. Я сказала, что просто раньше была мальчиком. Это слышали все. Больше вопросов таких ко мне не поступало.

Первое время была дикая проблема со стулом. Его не было. Хотя по этой части особых проблем я никогда не испытывала. Туалетов было два – на правой стороне и на левой, на два и на три места, без перегородок, обычные очки как везде в совковых заведениях.

Сначала нам разрешали курить в туалете 4 раза в день – после завтрака, после обеда, после ужина и перед сном. Потом заведующий запретил это делать.

Когда на улице потеплело нас стали выводить во дворик гулять. Мы выпрашивали у санитарок давать нам не по одной, а по две или по три сигареты. Иногда получалось, иногда нет. Смены были разные, одни добрее, другие не очень.

Кстати, Иришка очень приятно пела на итальянском в туалете. Была ещё девушка из Португалии. Не помню её имени. Были две Сони. Одна Соня Соня. Другая Соня Катя.

Лечиться я не хотела. Мама приезжала ко мне каждый день после работы. Я очень не понимала, почему меня оставили там без неё. Ведь мамы должны лежать в больнице со своими детками. Ну вы поняли. Каждый день я стояла перед ней на коленях и просила меня оттуда забрать. Каждый божий день.

Доктора своего я доставала не по-детски. Я не хотела лечиться. Требовала меня выпустить. Отказывалась принимать второй курс капельниц. Но мать пригрозила мне, и я согласилась быть там и дальше.

С доктором постаралась поговорить через не хочу. Сказала, что пробуду там столько, сколько она посчитает нужным. Извинилась. Когда у меня спрашивали, осознаю ли я, что я болею, я кивала. Но врала.

Думаю, доктор это понимала.

Как-то раз, когда мне уже отменили капельницы и остались одни таблетки, я попросила маму свозить меня домой искупаться. Я придумала план. Мама приехала после тихого часа, мы вызвали такси и съездили домой. Там я спокойно сходила в туалет, помылась, побрилась.

Тогда мы решили сбегать так каждые выходные под предлогом, что мы просто ходили в магазин. Как-то раз в воскресенье, когда мы решили сбежать не надолго домой, была смена Ирины Геннадьевны, она тогда увольнялась и работала последний день.

Она нас спалила, что меня не было в больнице с двух до семи вечера и пригрозила рассказать всё доктору. Тогда бы мне влетело, и меня бы перестали выпускать даже к матери. Но потом она сжалилась и сказала, что ничего не расскажет.

Да и ей это было не на руку, ей бы тоже досталось. Я это понимала, на этом и сыграла.

Людей на улицу выпускали к родственникам только под роспись. Меня выпускали только к маме. Один раз ко мне приехал лучший друг, но к нему меня не выпустили.

Была у нас ещё Людка. Её перевели из более жестокого места – из психушки за городом. Она научила меня ложкой резать яблоко, вилок у нас не было, как и ножей. Людка угощала меня колбасой и фруктами. Едой мы всегда друг с другом делились.

Как-то раз меня отпустили на выходные на побывку домой. Особого эффекта облегчения от этого я не получила, потому что я была ещё не в себе, и отчим у меня такой человек, который любит сильно приложиться к бутылке по выходным, да и мама тоже, а я не терплю пьяных людей.

На следующие выходные домой меня не отпустили. И я почувствовала, что меня накрыло. Физически это ощущалось дрожью по всему телу и ощущением вонзения острых стержней в лобные доли. Наверное, это у меня проявляется так.

Родительский день был во вторник. Мама приезжала на беседу с доктором. Больше всего меня напрягало, что я не знаю даты выписки.

Каждый день я смотрела на календарь.

Были ещё смешные две Оли. Как-то раз пока санитарки и медсестра завтракали они забрались на тумбочку и перевели на час вперёд две пары часов, чтобы нас быстрее вывели на прогулку покурить.

Были и те, кого на прогулку не пускали.

Примерно через три недели после пребывания там, в этой тюрьме, я попросила доктора перевести меня на правую сторону в палату номер восемь. Это была самая холодная палата в отделении. Но она была четырёхместная.

Меня поселили в отдельный аппендикс. Там была отдельная кровать у стены в кабинет к заведующему, лавка и письменный стол. Две Сони приходили ко мне рисовать.

Приходила ещё Маша  – бывшая героиновая наркоманка с биполяркой.

От таблеток у меня сильно подсело зрение и стала немного подёргиваться голова, ночью текли слюни. Когда санитарки привозили таблетки, то после их выпивания просили открыть рот и показать язык. Так они проверяли, выпили ли мы таблетки.

Потом к нам в палату подселили Патиночку. Молоденькую девушку из мед института. Она хотела покончить с собой.

Честно признаться, у меня тоже были такие мысли, потому что казалось, что к нормальной жизни я уже точно не вернусь, а лечение мне не поможет. Но покончить с собой там было непросто – обувь была без шнурков, из штанов изымали пояса.

За нами круглосуточно наблюдали. Время тянулось как жвачка. До обеда я ждала прогулку и сигареты, после обеда – маму.

День рождения мне тоже случилось встретить в этом прекрасном месте. Но я думала, что покончу с собой в день рождения, если бы не больница.

Когда Патина немного пришла в себя, на тихом часу мы учили английский.

Была ещё Лиана. Её положили в пятую палату на моё место. Лиана была буйной. Часто её связывали и не отпускали на прогулку.

В седьмой палате лежали бабули с деменцией. Лежала одна тётя там, ей было 53, и она лежит там уже восемь лет. Страшно.

Завтрак был в девять. Обед в час. Ужин в пять. После ужина нам не разрешалось заходить в столовую совсем. Поэтому мы насовывали в карманы хлеб, печенье, булочки, яблоки и конфеты. За это нас сильно ругали. На трапезу было примерно минут 6.

Потому что на весь процесс было пятнадцать минут, в столовой двадцать четыре места, а на отделении лежало пятьдесят человек. Есть можно было только после приглашения и если ты застилал постель. Это проверяли. По понедельникам нам давали булочки на ужин, а по вторникам вкусную запеканку.

В целом, кормили так себе, было пресно, вкус еды я почувствовала только на третью неделю. Видимо, когда уже пошла на поправку.

На окнах были решётки. Ручки от окон хранились на медицинском посту и брались только с разрешения санитарок.

У нас была кошка по имени Кошка. Эта кошка была сестры-хозяйки. Она приходила со мной спать и в пятую и в восьмую палату. Я очень люблю животных. С ней мне было легче и спокойнее.

Когда было холодно, мы хранили верхнюю одежду в пакетах и складывали её в шкаф у выхода. Когда мы возвращались с улицы, нас обыскивали, все карманы.

По субботам нам разрешали включить телевизор. Но мне было неинтересно.

Восьмого мая мой врач ушла в отпуск. Её замещала другая доктор. Очень красивая, взрослая, интеллигентная женщина. Она сказала моей маме в очередной вторник дату выписки. И я стала ждать.

Выписали меня двадцатого мая. Мы получили эпикриз, купили все необходимые таблетки и отметились у участкового врача.

Дома я сидела недолго. Практически на третий день мне стало скучно, и я начала искать работу. Нашла. Сейчас я работаю в средней IT-компании 60 человек проектным менеджером. Учу Python, намереваюсь мигрировать за границу в течение трёх лет.

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_mne_lechili__to_chego_sami_ne_znali__7_krugov_ada__neyroleptiki_i_prochie_lekarstva__kotoryie_ubivayut__proshu_pomoshchi__7024508

Нервная Система
Добавить комментарий