Истории болезни алкогольных психозах

Белая горячка — история болезни | Психиатрия | Багира Гуру

Истории болезни алкогольных психозах

Delirium tremens — алкогольный делирий, или, как его ещё в народе ласково называют, «белочка» — является острым психическим расстройством, связанным с чрезмерным употреблением алкоголя.

Всезнающая медицина

Белая горячка является следствием «профессионального» увлечения спиртным, но возникает всегда только на трезвую голову, на 3-4 сутки после выхода из длительного запоя. Это самый частый вид связанных с алкоголем психических расстройств — на него приходится до 80 процентов случаев. Причиной белой горячки является токсическое поражение мозга.

Подобные проблемы чаще всего возникают у мужчин, 7-10 лет систематически злоупотребляющих спиртным. Почему они возникают во время выхода из запоя? Потому что возникает абстиненция, своеобразная алкогольная «ломка». Иногда психоз может быть спровоцирован черепно-мозговой травмой или тяжёлой инфекцией, перенесённой алкоголиком.

Механизм всё тот же — кислородное голодание мозга плюс отравление целым коктейлем токсинов.

На фоне возникающей в этот период острой абстиненции у больного появляются головные боли, рвота, нарушения речи и координации, дрожание конечностей, повышается температура. Вскоре к этим симптомам добавляется необъяснимое чувство подавленности и тревоги, переходящее временами в панический страх.

Наступающая бессонница добавляет больному страданий.

Вскоре он начинает слышать пугающие звуки и странную речь, к этому примешиваются зрительные галлюцинации: больной видит сцены из знакомых ему фильмов ужасов, насекомых, мелких животных, которые, как ему кажется, ползают по его телу, проникают в рот и уши.

Черти одолевают

Однако наиболее частыми персонажами болезненных видений людей, страдающих белой горячкой, являются черти. Ещё в Киевской Руси бытовало выражение «допиться до чёртиков».

В хрониках Данилова монастыря XV века упоминается любопытный факт: несколько монахов после неумеренного употребления горячительных напитков принялись «гонять рогатых» по трапезной. По приказу настоятеля нарушители монастырского порядка были немедленно связаны и помещены в холодный подвал для перевоспитания.

Некоторые исследователи полагают, что Иван IV перенёс ряд приступов белой горячки, во время которых самодержец, как уверяют придворные летописцы, «отбивался от чертей невидимых, яко от огня адского». Столетиями черти были знакомы и западным любителям крепких напитков.

Одна из английских легенд повествует о шуте короля Артура, который развлекал благородных рыцарей тем, что после многодневного застолья имел привычку бегать по комнатам замка и давить мохнатых и хвостатых тварей с козлиными рогами, которые путались у него под ногами… «Черти пьяниц» фигурируют не только у народов, традиционно относящихся к христианской культуре. В частности, известно, что до прибытия в Америку европейцев индейские племена не знали алкоголя, но употребляли лёгкие наркотики, которые снимали стресс, способствовали расширению сознания и использовались во время проведения религиозных ритуалов. Употребление психотропных веществ растительного происхождения не давало пугающих видений, лишь вызывало красочные поверхностные сны на грани действительности. Однако после знакомства с традиционными европейскими спиртными напитками в обиход самых разных американских племён прочно вошло понятие «невидимый мохнатый дух», который одолевал ослабевших от неумеренных возлияний индейцев.

В тридцатые годы прошлого века советские врачи, массово прибывавшие в районы Крайнего Севера, были удивлены рассказами чучкей, эвенков, хантов и манси, перенёсших приступы алкогольного психоза, о рогатых животных, донимавших их во время заболевания.

К тому времени эти северные народы уже были знакомы с исконно русским напитком — водкой, на которую до революции десятилетиями обменивали у купцов пушнину.

По описаниям пациентов, пугающие сущности были весьма похожи на традиционных чертей, хотя в языческом пантеоне северных народностей таких персонажей нет.

Внематериальные причины

Ещё в 50-х годах прошлого века американский экстрасенс, химик по образованию, Ричард Флайм предположил, что пугающие видения алкоголиков во время приступов белой горячки имеют не столько патогенную, сколько внематериальную природу.

К этому выводу его подтолкнули труды средневековых западных богословов, а также индийские ведические трактаты, согласно которым те или иные человеческие пороки (к которым во все времена относилось и пьянство) формируются и поддерживаются определённым злым духом или демоном. Р.

Флайм установил: несмотря на то, что каждый алкогольный напиток (виски, коньяк, вино, пиво и т.д). имеет свою химическую формулу и оказывает строго определённое воздействие на организм, и в том числе на сознание человека, у всех сильно пьющих людей видения одинаковы. К каждому из них хотя бы однажды приходили черти.

Об этом он заявил во время интервью, данного в 1958 году Чикагской радиостанции. Тогда же Р. Флайм сообщил, что ему удалось заметить некие тёмные (в прямом смысле этого слова) сущности рядом с людьми, одержимыми приступами белой горячки, в то время как остальные, кто присутствовал при этом, ничего пугающего не наблюдали.

Уже в середине девяностых годов XX века челябинский психиатр Николай Правдин, открывший в себе после серьёзной автомобильной аварии пара-психологические способности, на одной из конференций врачей-психиатров, проходившей в Екатеринбурге, выступил с докладом, в котором утверждал: алкоголь не только разрушает организм человека.

Этиловый спирт, содержащийся в крепких напитках, несёт в себе сильную отрицательную энергетику, которая истончает эфирное поле человека, ломает его структурную решётку.

Кроме этого алкоголь изменяет частоту электрических импульсов и, соответственно, колебаний в нервных клетках, что даёт возможность человеческому глазу при определённых условиях видеть то, что в обычном состоянии тот воспринять не может. В частности — существ из параллельных миров, которые, будто вампиры, окружают пьяницу, лишённого защитного энергетического поля, и пожирают эманации его ментального и астрального тел…

Необычные способы лечения

В наши дни, как и десятилетия назад, методы лечения алкогольного делирия в официальной медицине остаются неизменными: помещение в палату интенсивной терапии, фиксация в случае чрезвычайного возбуждения, применение нейролептиков и ноотропных препаратов, снятие абстинентного синдрома.

Данные процедуры приносят больному облегчение, снимают симптомы острого психического расстройства, однако не гарантируют того, что впоследствии белая горячка не появится вновь.

Вместе с тем издавна на Руси знахари владели такими способами избавления от белой горячки, которые не только навсегда изгоняли «белочку» из человека, но и зачастую делали его абсолютным трезвенником.

Помимо традиционных обращений за помощью к мощам святых или чудотворным иконам широко использовались и языческие методы, во все времена распространённые как в России, так и в странах Западной Европы.

Для изгнания «чертей пьяниц» и избавления от пьянства колдуны, к примеру, использовали кладбищенскую землю и дробленые кости мертвецов, серебряные монеты и церковные свечи.

Так, в северных русских землях (особенно у поморов) вплоть до начала XX века совершали ритуал, при котором на стол стелили чистую скатерть, поверх неё ставили три зажжённые свечи, три пустые рюмки, стакан с «непитой» водой и бутылку вина. Затем, произнося определённый заговор, наполняли рюмки вином, куда доливали воду из стакана, после чего сливали вино из рюмок обратно в бутылку. Во время наступления белой горячки заговоренное вино добавляли больному в пищу и питьё, а также обтирали лоб, запястья и ступни недужного человека. В Средней полосе России было принято использовать солому из-под опоросившейся свиньи, которую зашивали в подушки и матрас пьющего человека, чем навсегда освобождали его от пагубного пристрастия…

Несмотря на все многообразие способов избавления от алкогольных психозов, и представители официальной медицины, и парапсихологи сходятся в одном мнении: чтобы «белочка» никогда не постучалась в ваш дом — раз и навсегда бросьте пить!

Журнал: Тайны 20-го века №37, сентябрь 2012 года Рубрика: Загадки психики

Сергей Кожушко

Тайны 20 века, болезнь, психика, алкоголь, пьянство, алкоголизм, злоупотребление, симптомы

Популярное

  • Депрессия захватывает мир
  • Депрессия — лечение и симптомы

Вход

Источник: https://www.bagira.guru/psychiatry/belaya-goryachka-istoriya-bolezni.html

Клинические примеры

Истории болезни алкогольных психозах

Пациентка Мария Григорьевна поступила на лечение в ноябре 1995 года. Мария Григорьевна поступила в больницу утром в порядке скорой психиатрической помощи с симптоматикой острого алкогольного психоза. Больная  была высокой с длинными черными волосами женщиной пятидесяти пяти лет, страдальческим выражением лица и понурой осанкой.

Внешне она была неряшлива в причёске и одежде, правую щеку украшал свежий кровоподтёк. Были заметны выраженные при-знаки алкогольного абстинентного синдрома в виде мелкоразмашистого тремора всего тела, гиперемии лица и повышенной потливости.

В поведении больная была в значительной степени напряжена и тревожна, сидела на кровати и что-то суетливо искала вокруг себя. На предложение пройти в кабинет для беседы ответила, что у неё сильная слабость, так как «с пяти часов ничего не ела», а посему дойти не сможет.

Целенаправленному контакту была практически недоступна, ответы не соответствовали существу вопроса. Вначале утверждала, что «хотела постирать», затем искала «что-нибудь», чтобы сделать «нужную петлю» для халата.

При этом пациентка испытывала расстройства восприятия: разговаривала «в сторону» с несуществующими собеседниками, оправдывалась перед ними и извинялась. Вопросы, уточняющие состояние сознания, оставались без ответа. Была полностью охвачена психопатологическими переживаниями, критики к своему болезненному состоянию не испытывала.

После купирования психопродуктивной симптоматики выявилось выраженное интеллектуальное снижение заболевшей.

Вследствие этого, а также перенесённого тяжёлого психопатологического состояния и категорического нежелания пациентки посвящать врача во многие факты своей биографии, в частности, об алкогольном анамнезе, исторический материал, описывающий жизнь подопечной, будет выглядеть неполно, возможно даже где-то противоречиво. Однако мне представляется, что такая ситуация не должна нас смущать и подавлять исследовательскую активность. Среди женщин, заболевших алкогольными психозами, по нашим  наблюдениям, подобным образом ведёт себя большинство.

История жизни

Семейная история свидетельствует нам, что среди родственников первой линии родства заболевшей наблюдается очень высокий уровень злоупотребления алкоголем. Отец, умерший около 15 лет назад, обладал выраженной алкогольной зависимостью. Практически все братья и сестры также регулярно употребляют спиртное в дозах, значительно превышающих культурально  нормативные.

Пожалуй, лишь мать, здравствующая и ныне, ограничивает себя в приёме алкоголя. Также следует отметить, что старшая сестра подопечной, умершая около 10 лет назад предположительно от кровоизлияния в мозг, несколько лет перед смертью была парализована и лечилась в психиатрической больнице (по поводу чего – неизвестно).

Как протекали беременность и роды у матери, пациентка не знает, но предполагает, что без особых трудностей, так как являлась шестым ребёнком в семье. В детстве часто болела: коклюшем, корью, паротитом и рахитом. В возрасте двух лет упала с печки, но каких-либо последствий этого не отмечает. Себя в детстве характеризует весьма весёлой и жизнерадостной.

В школу пошла с 7 лет, училась на «3». Закончила семь классов, последний — дублировала.

Детский период своей жизни описывает как очень бедный; с ранних лет начала подрабатывать уборщицей в магазине. Со слезами на глазах вспоминает, как собирала упавшие на пол конфеты, которые «мыла и делила с братьями и сёстрами».

В более старшем возрасте работала сборщиком на заводе, затем монтажницей на  производственном объединении, последние несколько лет там же, из-за неких «головных болей», техничкой. В возрасте 23 лет вышла замуж, родила сына в 28. Рассказывает, что в первом браке прожила около 10 лет, затем «муж ушёл к другой женщине».

Утверждает, что первый муж при их совместной жизни часто имел внебрачные половые связи. Несколько лет назад этот человек умер. Вступила в повторный брак гражданского характера, который продолжается и по настоящее время, в 38-летнем возрасте. Второй муж отличается от первого интенсивным злоупотреблением алкоголя, однако меньшим интересом к другим женщинам.

Несмотря на второе обстоятельство, отношения между супругами –  конфликтные. Свой алкогольный анамнез пациентка практически полностью диссимулирует, сводя уровень систематического злоупотребления спиртным до 2 – 3 лет, а признаки алкогольной зависимости – чуть ли не до последнего эксцесса.

(Однако сам десятидневный алкогольный эксцесс (!), выраженные признаки алкогольного абстинентного синдрома, а также ряд других описываемых здесь признаков заставляют нас в этом усомниться). Климакс наступил в 53-летнем возрасте, проходил активно с выраженными вегетативными кризами. Ранее к психиатрам и наркологам никогда не обращалась.

История перенесённого психоза

Поступление в психиатрический стационар связано с тем, что за три дня до госпитализации прервала десятидневный запой. Уже на следующее утро после последнего алкогольного эксцесса развился алкогольный абстинентный сидром, где наряду с соматическими и неврологическими проявлениями беспокоил неопределённой направленности страх.

Первую ночь поверхностно, но спала; расстройств восприятия не было. На следующий день вышеописанная симптоматика усилилась, к тому же появились обманы восприятия: временами слышала кашель отсутствующего дома мужа, другие звуки различной принадлежности.

Ориентировочно в конце второго дня (пациентка находилась в состоянии помрачения сознания, что с большой долей вероятности искажает хронологию событий) услышала внутри правого, плохо слышащего в результате болезни, уха характерный для радиоприёмника при поиске нужной волны треск, после чего некий голос произнёс: «Приём».

Вскоре этот голос стал отчётливым, и больная узнала в нем голос старшей сестры, умершей около 10 лет назад (именно о ней шла речь выше). Вместо приветствия «сестра» сразу начала обвинять нашу подопечную в том, что та давно не посещала ее могилы, рассказывать, как им «тут очень плохо под землёй».

Общаясь таким образом с «сестрой», пациентка отмечает, что диалог напоминал телефонный разговор или радиотрансляцию с вставленной в ухо клеммой наушника. Выяснила, что «они»-  это все ее родственники, а также другие люди, похороненные «на одном деревенском кладбище».

Сестра разговаривала не только от своего имени», но и апеллировала к мнению покойных отца, первого мужай свекрови.

Удивляясь возможности такой связи умерших с миром живых, наша подопечная задавала соответствующие вопросы, на что получила ответ, что раньше такой возможности не было, а после того как похоронили «мальчишку — родственника Тамары Басовой», которому в гроб положили «связь», такое общение получилось.

На  вопрос: «Кто такая Тамара Басова?», пациентка ответила, что она является директором крупного магазина, где ранее, во времена антиалкогольной компании, торговали водкой (!). «Большие очереди были», – с чувством вспоминает она. Больная утверждает, что сначала с удивлением и даже некоторым интересом слушала «сестру», но затем стала утомляться.

После же того, как «сестра» заявила, что первый муж пациентку «уже убил», и она «через месяц придёт к ним», очень испугалась, стала извиняться, оправдываться, «просила сестру не трогать ее, отпустить», вспоминая лучшими словами их совместную жизнь, свои горестные переживания после ее смерти. Несмотря на просьбы и приводимые аргументы, «сестра» продолжала разговор.

Подтверждая своё не одиночество, вскоре «сестра передала связь» другим вышеперечисленным родственникам. (Как происходила такая «передача связи», пациентка сказать не могла: «Ведь они в разных могилах лежат. Наверное, их духи перелетают»). «Родственники» также упрекали пациентку в непосещении их могил, жаловались, как им «плохо, земля давит».

«Бывший муж» извинялся за свой уход из семьи, утверждал, что любит пациентку и хочет быть с нею. Периодически в разговор опять включалась «сестра» и уточняла, что срок ее прихода к ним «после убийства» сократился: вначале до 10 дней, а затем и до 8. Позднее «в ухе» послышалась музыка, и под гитару запели бывший муж пациентки и незнакомый «Серёжа».

Песни были весьма примитивны и содержали незамысловатые объяснения в любви: первый муж – пациентке, а «Серёжа» – некой Маше. Музыка периодически прерывалась и со слов: «Приём. Приём», – вновь начинала говорить «сестра». Вообще, «сестра» больше остальных докучала пациентке. Так однажды, когда она пыталась заснуть, вдруг почувствовала удар по голове, и на вопрос к «сестре»: «Что это?», — услышала: «Это я тебя брусочком ударила». С целью поделиться переживаемым пациентка пригласила своих мать и сестру соприсутствовать при трансляции. В связи с необычными высказываниями нашей подопечной и неадекватным поведением в быту последние вызвали бригаду скорой психиатрической помощи, что завершилось госпитализацией больной в психиатрический стационар.

Уже в психиатрической больнице после введения дезинтоксикационных растворов и транквилизатора и непродолжительного сна, пациентка из окна палаты видела на улице приехавших к ней родственников: мать, сына, ныне здравствующую сестру, других родственников, а также «Тамару Басову».

Приехавшие веселились, разговаривали с ней, осуждали ее поведение, радовались факту состоявшейся госпитализации. «Только мать и сын плакали». Больная упрашивала родственников не насмехаться над ней, «ведь и так плохо», но подобные обращения успеха не имели.

Кроме этого, она чувствовала, что «Тамара Басова» с помощью «аппаратуры типа дипломатика», находящегося предположительно под домашней кроватью пациентки, имеет возможность читать ее мысли и слушать разговоры. Несколько позже внутри того же уха слышала разговор приходящей к ней компании, которая находилась уже в её квартире, по-прежнему обсуждая и осуждая ее.

(Интерпретирует вмешательство малознакомого директора магазина так: «Может, аппаратуру испытывали на мне»). После повторного введения растворов и транквилизатора «голоса» исчезли, оставался лишь «какой-то зуд – стон», исчезнувший на следующий день.

Динамика психического состояния во время лечения

После пробуждения на следующее утро у пациентки выявлялась полная редукция галлюцинаторной симптоматики. Сохранялись, но несколько уменьшились признаки алкогольного абстинентного синдрома.

Стала доступна контакту: подробно, хотя и очень сбивчиво рассказывала о пережитом; хронологию событий не только психоза, но и определённые жизненные даты назвать затруднялась. Критики к перенесённым психотическим переживаниям в этот день не было, сохранялся резидуальный (остаточный) галлюцинаторный бред.

Полная критика к перенесённому психозу сформировалась лишь спустя 10 дней от начала госпитализации. Фон настроения во время госпитализации был сниженным, часто плакала, вспоминая перспективу возвращения домой, просила ее полечить подольше.

Жаловалась на слабость, головную боль, головокружение, большую часть времени проводила в постели. Заключение невролога констатировало хроническую алкогольную энцефалопатию. Выписана через шестнадцать дней с момента поступления.

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/alkogolnaya_zavisimost/klinicheskie-primery-2

Шизофрения, параноидная форма. Алкогольный психоз

Истории болезни алкогольных психозах

Рязанский государственный медицинский университет
имени академика И.П. Павлова

Кафедра психиатрии Зав. кафедрой проф. Д.И. Шустов

преподаватель асс. Л.Н. Юрченко

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Куратор: студентка 6 группы 5 курса лечебного факультета

xxx

Рязань 2003

Паспортная часть. Фамилия, имя, отчество: xxx Возраст (год рождения): 38 лет (1965гр) Пол: женский Дата поступления в стационар: 25 ноября 2003 г. Домашний адрес: Рязань, ул Ломоносова д 36, кв 12

Место работы: инвалид II группы

ЖАЛОБЫ БОЛЬНОГО
На момент курации больная жалоб не предъявляла.

Анамнез жизни. Наследственность

Наследственность психическими заболеваниями не отягощена. Соматические заболевания в семье – у матери гипертония.

Раннее развитие.
Родилась в Рязанской области. В семье второй ребенок, есть старшая сестра. Родилась дома. Мать не работала, отец – механизатор. О своем раннем развитии ничего рассказать не может.

Школьный и подростковый возраст.
В 7 лет сменила место жительства в связи с повторным браком матери. Переехали в Рязань. С отчимом отношения складывались хорошие. В 8 лет ее и сестру отдали в детдом аргументируя тесным жильем и занятостью родителей на работе.

Девочки находились в разных детдомах. На выходные, праздники и каникулы девочек забирали домой. Отношения с окружающими в детдоме складывались хорошие, была не общительной, подруг завела не сразу через 4-6 месяцев.

Учеба складывалась «нормально», училась на 3-4, такие оценки объясняет, как несильное желание учиться, из предметов нравились история, астрономия. Увлекалась танцами, лыжным спортом.

В период нахождения в детдоме получила сотрясение головного мозга, мальчик столкнул с качелей. Прожила в детдоме до окончания 8 класса.

Профессиональный анамнез. В возрасте 15-16 поступила в торговый техникум по собственному желанию. Осенью поехали в колхоз на уборку овощей, где впервые попробовала алкоголь, выпивали каждый вечер, после были танцы, так было каждую осень. Учеба давалась легко, училась на 4.

Закончив техникум, стала работать по специальности в овощном магазине. Отношения с коллегами складывались хорошие. В 24 года уволена с работы – стала конфликтовать с покупателями. В последующие годы часто меняла место работы. В возрасте 33 лет получила группу инвалидности, не работает живет на пенсию.

В местах лишения свободы не находилась.

Половой анамнез:
Менструации с 14 лет по 3 дня, через 24 дня. Половой жизнью живет с 19 лет, в последние 3-4 года удовлетворения от половой жизни не получает.

Беременности: первая в 19-20 лет нежелательная, против сожитель – закончилась абортом; вторая в 27 лет – желанная, против была мать, закончилась абортом, третья в 34 года в связи с тяжелым финансовым положением закончилась абортом.

Семейный анамнез.
В возрасте 19 лет стала жить в гражданском браке, через 6 лет разошлась с сожителем. До 33 лет постоянных длительных отношений не было, с 33 лет живет с очередным сожителем, иногда бывают скандалы связанные с нежеланием сожителя работать.

Социальный статус.
В семье занимает второстепенное место – глава сожитель. Степень удовлетворенности жизнью, со слов больной, небольшая хотелось бы добиться большего в жизни. Жилищные условия хорошие, помещение сухое, тёплое, светлое, чистое. Финансовое положение плохое. Одинока, друзей нет.

Перенесенные заболевания. Частые ОРВИ, грипп, ангина, сотрясение головного мозга, холецистит, аппендицит. . Вредные привычки.

Пьет по 100-200 гр 3-5 раз в неделю, в компании до 500гр, собираются по мере финансовой возможности. Похмелье снимает таблетками анальгина, аспирина, пьет кефир, рассол. Курит с лет по ½ пачки в день, предпочитает сигареты с фильтром.

Аллергологический анамнез.
Аллергические реакции на лекарственные препараты, пищевые продукты, животных, пыльцу растений отрицает.

Анамнез заболевания.
Больной себя считает с 27 лет, когда сделала аборт, в связи с тем, что было тяжелое финансовое положение в семье, была против мать, после этого разошлась с сожителем. В этот же период времени умирает бабушка больной. За 2 месяца до этого уволена с работы, по причине конфликта с начальством.

Появились раздражительность, злость на окружающих, нежелание жить, была попытка суицида, хотела выпрыгнуть из окна, объясняет свой поступок нежеланием жить, безысходностью, говорит, что потеряла смысл жизни, сестра с мамой остановили. С каждым днем состояние ухудшалось.

Однажды ночью прибежала к сестре была тревожна, говорит, что она завтра утром умрет вместе с матерью. Дома ходила абсолютно голой. Сестра вызвала скорую помощь – была впервые госпитализирована. На приеме: никаких сведений от больной получить не удалось. Громко кричит, визжит, падает на пол.

Неврологический статус: без грубых органических знаков. На лечение согласна. Проведено лечение аминазином, галоперидолом, поляризующая смесь, кофеин, герфенал, циклофан, рацифор. Выписана в удовлетворительном состоянии. В период с 199 по 2003 госпитализировалась 15 раз.

В данный момент поступила через 2 дня после выписки отмечала плохое самочувствие, не спала, была тревожной, растерянной, видела чертей «больших и маленьких». Сожитель вызвал скорую. Доставлена скорой помощью.

При поступлении неврологически – без особенностей; психически: в сознании, узнала врача, ориентированна всесторонне, но остается несколько растерянной, подозрительной. Считает, что в целом медицинский персонал к ней относится хорошо и доброжелательно.

Источник: http://www.surgerycom.net/history/psich/1_11.htm

Диагноз: Синдром отмены алкоголя с делирием. Синдром зависимости от алкоголя, средняя стадия зависимости. Систематическое потребление. F10.40

Истории болезни алкогольных психозах
Администратор Категория: Истории болезней по наркологии

: 26 мая 2015

Дата:  05.04. 2015 г.

Время: 21:20

Больной: Самогонкин Виталий Вурдалакович, 1972г.р.

Принял дежурный врач: Клизмин В.А.

В отделение доставлен бригадой СМП ,  в связи с неадекватным поведением с диагнозом: Алкогольный психоз. Психическое состояние ухудшилось после обрыва алкогольного запоя: нарушился сон, видит незнакомых людей, испытывает тревогу, страх смерти, возбуждён в поведении.

Жалобы:  на головную боль, чувство страха, раздражительность, зрительные галлюцинации  устрашающего характера, не спит третьи сутки , агрессивное поведение.

Анамнез жизни: Наличие наследственной отягощенности: пьянствовал отец. Развитие в подростковом возрасте без особенностей.

В школу пошел в 7 лет, обучался по программе общеобразовательной школы, окончил 7 классов, далее ни где не учился.В теч. жизни сменил много мест работы, работал преимущественно разнорабочим. В РА не служил, всвязи с тем, что наблюдался  у врача-нарколога с диагнозом: Гашишная наркомания.  В настоящий момент не трудоустроен.

Проживает с матерью и сестрой. Не женат. Детей нет.

Судимости отрицает. 

Анамнез заболевания: Злоупотребляет спиртными напитками  более 20 лет.

Пьёт запоями продолжительностью до 5 мес. Светлые промежутки до 1 мес. Сформирован абстинентный синдром, представленный соматовегетативными, инсомническими, неврологическими и психическими нарушениями. Защитный рвотный рефлекс утрачен, имеют место алкогольные амнезии. Влечение к алкоголю носит компульсивный характер. Предпочтение отдаёт водке и самогону.

За период длительного алкогольного стажа толерантность возросла до 2-3 х литров водки в сутки. Последний запой в течении 5 мес., после обрыва изменилось психическое состояние: нарушился сон, видит каких-то людей, стал агрессивен в отношении матери и сестры, угрожает им расправой, считает, что они «с ними за одно», на замечания реагирует агрессией, набрасывается на них «с кулаками».

Родственники вызвали СМП.  

Перенесенные заболевания:  ОРВИ, многократные ЧМТ с потерей сознания. 

Аллергологический анамнез:   не отягощен.

Страховой анамнез:   В настоящее время не работает. В течение года на ЛВН  не находился.  Инвалидности нет. От открытия ЛВН отказался.

Объективный осмотр:   Состояние  тяжелое. Кожные покровы лица, шеи гиперемированны. Гипергидроз. Ран, ссадин, сыпи нет.

Периферические лимфоузлы не увеличены. Подкожно-жировая клетчатка выражена умеренно. Склеры обычной окраски. Зев без особенностей, чистый. Дыхание везикулярное, ослабленное. ЧД 28 в минуту. Хрипы по нижним полям.

Тоны сердца приглушенные, аритмичные. АД -130/90 мм. рт. ст.  Пульс:  74 уд.в мин. Т-ра тела – 36,6 C. Язык  сухой, обложен грязно – белым налетом. Живот мягкий, безболезненный.

Печень  пальпируется по краю реберной дуги. Селезенка не пальпируется.

Неврологический статус: Зрачки округлой формы,  симметричные. D=S. РЗС живая, содружественная. Нистагма нет. Сухожильные рефлексы сохранены,  в норме, D=S.

Чувствительность не  нарушена. Пальценосовую пробу выполняет  с промахиванием.

Глотание не нарушено. В позе Ромберга не устойчив,  падает. Тремор рук,  языка: мелкий. Гипергидроз. Менингиальные знаки отсутствуют. Очаговой симптоматики нет.

Психический статус:  Контакт формальный, на вопросы отвечает избирательно, после пауз, неправильно, при беседе к чему – то прислушивается, озирается по сторонам . Сознание помрачнено по делириозному типу. Дезориентирован в месте и времени.

Сообщил, что находится у себя дома, назвал адрес. Число, месяц, год назвал неправильно. Испытывает яркие, сценоподобные зрительные галлюцинации устрашающего содержания . При беседе смотрит вверх, показывает на кого-то пальцем.

Сообщил, что ему пора «представится Богу», так как об этом ему сказал мужской «голос».Жалуется на чувство тревоги, страх смети. На вопросы реагирует раздражительностью, считает, что врач его «забалтывает». Возбуждён в поведении, в приёмном покое встал на «четвереньки».

Фиксирован к кровати мягкими бинтами . Критики к своему состоянию нет .

Диагноз: Синдром отмены алкоголя с делирием. Синдром зависимости от алкоголя, средняя стадия зависимости. Систематическое потребление. F10. 40

План обследования: 

  1. Клинический анализ крови
  2. Кровь на ВИЧ, ЭДС (проведено дотестовое консультирование, код 118)
  3. Кровь на HbsAg, HCV
  4. Биохимия крови
  5. Общий анализ мочи
  6. Кал на я/г, простейшие
  7. ФГК 2 раза в год
  8. Осмотр терапевта
  9. Осмотр невропатолога
  10. ЭКГ
  11. Осмотр психотерапевта
  12. Семейное психологическое консультирование

План лечения:

  1. Режим (1,2,3)
  2. Диета ОВД-15
  3.  Нейролептики
  4. Антидепрессанты
  5. Ноотропы
  6. Витамины
  7. Бензодиазепины
  8. Антиконвульсанты
  9. Сенсибилизирующая терапия

Дежурный врач:____________                       Зав. отделением:______________

Источник: https://insait.su/istorii-po-narkologii/98-diagnoz-sindrom-otmeny-alkogolya-s-deliriem-sindrom-zavisimosti-ot-alkogolya-srednyaya-stadiya-zavisimosti-sistematicheskoe-potreblenie-f10-40

Нервная Система
Добавить комментарий