Инфантильный психоз это

Аутизм детский

Инфантильный психоз это
относительно редкое расстройство, признаки которого обнаруживаются уже в младенческом возрасте, но устанавливаемое у детей обычно в первые 2 – 3 года жизни. Детский аутизм впервые описал Л.Каннер в 1943 году в работе под плохим переводом ее названия «Аутистические расстройства аффективного общения». Сам Л.

Каннер наблюдал 11 детей с данным расстройством. Он настаивал на том, что оно не имеет отношения к шизофрении и является самостоятельной формой психического расстройства. Это мнение разделяется и в настоящее время, хотя оно никак не аргументируется.

Между тем у части пациентов выявляются аффективные расстройства настроения, некоторые симптомы расстройства фактически идентичны проявлениям кататонии и паратимии, что может указывать на перенесенный в младенчестве приступ шизофрении (Е.

Блейлер, как известно считал, что 1% всех случаев начала шизофрении относятся к первому году жизни после рождения). Распространенность детского аутизма, по разным данным, колеблется от 4-5 до 13,6 -20 случаев на 10 000 детей в возрасте до 12 лет, существует тенденция к ее возрастанию. Причины развития детского аутизма не установлены.

Приводятся сведения о том, что он чаще встречается у матерей, перенесших во время беременности коревую краснуху. Указывают, что в 80-90% случаев расстройство вызвано генетическими факторами, в частности, ломкостью Х-хромосомы (см. Синдром ломкой Х-хромосомы).

Имеются также свидетельства того, что у детей с аутизмом в раннем детстве выявляются или возникают аномалии мозжечка. У мальчиков расстройство встречается в 3-5 раз чаще, чем у девочек. В большинстве случаев признаки расстройства выявляются в возрасте детей до 36 месяцев, наиболее яркие его проявления относятся к возрасту от 2 до 5 лет.

К возрасту 6-7 лет некоторые проявления расстройства сглаживаются, но основные его симптомы сохраняются и в дальнейшем. Симптомокомплекс расстройства представляют следующие основные признаки:

1. отсутствие у младенца позы готовности при взятии его на руки, а также отсутствие комплекса оживления при появлении в его поле зрения лица матери;

2. нарушения сна, пищеварения, терморегуляции и иные, обычно многочисленные соматические дисфункции, трудности формирования навыков опрятности, другими словами, выраженные невропатические проявления, наблюдающиеся уже на первом году жизни;

3. игнорирование ребенком внешних стимулов, если они не причиняют ему боль;

4. отсутствие потребности в контактах, в привязанности, отгороженность от происходящего с крайне избирательностью восприятия действительности, отстраненность от окружающих, отсутствие стремления к сверстникам;

5. отсутствие социальной улыбки, то есть выражения радости при появлении в поле зрения лица матери или другого близкого человека;

6. долгое отсутствие способности у ряда пациентов различать живые и неодушевленные объекты (до 4-5 лет). Например, девочка 5 лет разговаривает с работающим пылесосом или холодильником;

7. эгоцентрическая речь (эхолалия, монолог, фонографизмы), неправильное применение личных местоимений. Некоторые пациенты длительное время проявляют мутизм, так что родители считают их страдающими немотой.

У половины детей отмечаются значительные нарушения речевого развития, особенно касающиеся коммуникативных сторон речи. Так, дети не могут усвоить такие навыки социальной речи, как умение задавать вопросы, формулировать просьбы, выражать свои потребности и др.

До 60-70% пациентов оказываются не в состоянии овладеть удовлетворительной речью. Некоторые из пациентов вообще не разговаривают и не реагируют на речь окружающих до 6-7 лет;

8. неофобия или точнее, феномен тождества (термин Л. Каннера), то есть страх нового или раздражение, недовольство при изменениях внешней обстановки, появлении новой одежды или незнакомой пищи, а также восприятии громких или, напротив, тихих звуков, движущихся объектов.

Например, ребенок предпочитает одну и ту же, почти донельзя изношенную одежду или ест только два вида пищи, протестуя, когда родители предлагают ему что-то новое. Не любят такие дети и новых слов и фраз, к ним надо обращаться только с теми, к которым они привыкли.

Описаны случаи выраженной реакции возмущения детей даже на пропуски или замены слов в колыбельных песнях родителей;

9. однообразное поведение со склонностью к самостимуляции в виде стереотипных действий (многократное повторение бессмысленных звуков, движений, действий).

Например, пациент десятками раз взбегает с первого на второй этаж своего дома и столь же стремительно спускается вниз, не преследуя при этом какой-то понятной для окружающих цели.

Однообразие поведения сохранится, скорее всего, и в последующем, жизнь таких пациентов будет построена по некоему жесткому алгоритму, из которого они предпочитают не делать никаких порождающих у них тревогу исключений;

10. странные и однообразные игры, лишенные социального содержания чаще всего с предметами неигрового назначения.

Чаще всего пациенты предпочитают играть в одиночестве и всякий раз, если кто-то вмешивается в их игру или даже при этом присутствует, возмущаются.

Если они при этом пользуются игрушками, то игры носят несколько отвлеченный от социальной действительности характер. Например, мальчик, играя с машинками, выстраивает их в ряд, по одной какой-то линии, составляет из них квадраты, треугольники;

11. иногда прекрасная механическая память и состояние ассоциативного мышления, уникальные счетные способности при задержанном развитии социальных аспектов мышления и памяти;

12. отказ пациентов от щадящих условий во время болезни или поиск патологических форм комфорта во время недомогания, усталости, страдания. Например, ребенка с высокой температурой невозможно уложить в постель, он находит для себя то место, где более всего сквозит;

13. неразвитость выразительных навыков (маскообразное лицо, ничего не выражающий взгляд и др.), неспособнось к невербальной коммуникации, непонимание значения актов экспрессии окружающих;

14.

аффективная блокада ( в данном случае имеется в виду бедность эмоциональных проявлений), неразвитость эмпатии, сострадания, сочувствия, то есть расстройство касается, в основном, просоциальных эмоциональных проявлений, особенно позитивных социальных эмоций. Чаще всего пациенты бывают боязливыми, агрессивными, иногда проявляют садистические тенденции, особенно по отношению к самым близким людям и/или склонными к нанесению самоповреждений;

15. наличие у многих пациентов значительного, клинически значимого двигательного беспокойства, включая различные гиперкинезы, у трети пациентов наблюдаются эпилептические припадки, выявляются серьезные признаки органической патологии головного мозга;

16. отсутствие контакта глаз, пациенты смотрят не в глаза вступающего с ними в контакт человека, а как бы куда-то вдаль, минуя его.

Специфического лечения расстройства не существует, используются, в основном, специальные методы обучения, воспитания. О результатах работы с пациентами судить сложно, но публикаций, в которых сообщалось бы о значительных успехах, крайне мало, если они есть вообще.

Некоторая часть детей заболевает впоследствии шизофренией, в других, наиболее частых случаях диагноз ограничивается констатацией умственной отсталости или аутистического расстройства личности. Известны случаи сочетания раннего аутизма с Леннокса-Гасто синдромом (Boyer, Deschartrette, 1980). См.

Леннокса-Гасто синдром. См. :Аутистическая пихопатия детская.

Источник: https://vocabulary.ru/termin/autizm-detskii.html

Фгбну нцпз. ‹‹аутизм в детстве››

Инфантильный психоз это

Клиника этого состояния сходна с начальными проявлениями при синдроме Каннера, однако глубина и оформленность симптомов менее выражены. К верификации инфантильного аутизма наиболее целесообразно прибегать в случаях наличия у детей аутистических симптомов в возрасте 12—18 мес жизни.

На последующих возрастных этапах у этих детей в зависимости от нарастания тяжести и выраженности аутистических проявлений типа умственного недоразвития, степени прогрессирования болезни в виде появления позитивных психопатологических симптомов или их отсутствия можно будет с достоверностью диагностировать синдром Каннера, или синдром Аспергера, или раннюю детскую шизофрению (инфантильный психоз).

При сочетанности нерезко выраженных аутистических симптомов в форме аутистического отрешения, повышенной или сниженной чувствительности к смене обстановки, дискомфорту, сменам пищевого режима, извращения дневного и ночного сна, т. е.

практически тех же признаков, что и при инфантильном аутизме, но сочетанных с явными органическими поражениями ЦНС или хромосомными, обменными расстройствами правильнее верифицировать эти состояния как аутистическое расстройство, подозревая возможность не только эндогенной, но и иной его природы.

Приводим историю болезни больного Д. с синдромом Каннера. Наблюдение проводилось с 2-летнего возраста до 19 лет.

Сведения о наследственности: мать — редактор. Спокойная, подчиняемая, замкнутая. Тетка и бабка по линии матери—с чертами сенситивности. Двоюродный дядя по линии матери с трудом закончил школу, замкнутый, «фантазер». Отец — врач. В отношениях с людьми рационален. На работе его ценят. В семье — деспот. С женой холоден. Сам остается в полной зависимости от матери.

Был против рождения ребенка, не понимал заботу жены о нем, запрещал брать его на руки. С годами стал подозрительным, считал себя тяжелобольным, заботился о своем здоровье, пунктуально соблюдал диету, режим дня.

Бабка по линии отца жестокая, деспотичная, замкнутая, заботится только о своем здоровье, требует к себе постоянного внимания со стороны сына (отца ребенка), внуком не интересуется, невестку не любит.

Ребенок от 1-й беременности, протекавшей с токсикозом, тошнотой, болями внизу живота, в связи с чем мать несколько раз лежала на сохранении в отделении патологии беременных. Роды в срок. Масса тела 3500 г, длина 52 см. Был вялый, кормить принесли на 2-е сутки. Отказывался от груди.

Раннее моторное развитие: голову держал с 5 мес, сидел с 8 мес, ходить начал в 12 мес. Речевое развитие: не гулил, лепет появился к 1 году, первые слова в 13 мес, фразовая речь к 1,5 года. В грудном возрасте перенес пневмонию, в 3—5 лет — частые ангины, ОРЗ.

На 1-м году жизни сонливый (много спал), чрезмерно спокойный, «удобный» ребенок, недостаточно реагирующий на мать и игрушки. Не было реакции на голод, мокрые пеленки. Ел хорошо. Родных не отличал от посторонних. Педиатр считал ребенка здоровым, но мать с раннего возраста обращала внимание на его пассивность.

Со времени становления ходьбы наряду с обычной походкой периодически наступал только на носки. Много прыгал, играл руками. Увидя детей, кричал, бежал от них. Любил смотреть на струю воды, играть с ней, открывать краны в ванной.

С 1,5 года слушал чтение стихов, запоминал страницу, на которой они напечатаны. На вопросы не отвечал. Если очень нуждался в чем-либо, то изредка произносил неуместное слово и пользовался жестовой речью. К 2,5 года говорил, понимал обращенную речь, но ею почти не пользовался.

Вел себя «странно»: игрушки перекладывал с места на место, с Удовольствием бегал на цыпочках, потряхивал кистями рук. Временами произносил слоги, слова, отрывки фраз. Когда его звали поиграть, сердился, взмахивал руками, бегал, выкрикивал неразборчивые слова. На улице ни во что не играл.

Увидев собак, кричал: «Не бойся!» и бил себя руками по щекам.

Заподозрили отставание в развитии и ребенка проконсультировали у психиатра.

На приеме у врача: не сел на предложенный стул, бегал по кабинету на цыпочках, бормотал что-то, ходил, наступая на полную ступню, широко расставив ноги, раскачивался. Игрушки от врача не брал, мимоходом сбрасывал их со стола.

Вопросов и просьб врача словно не слышал, однако некоторые просьбы матери исполнял правильно. На последующих приемах вел себя так же. Истинный запас сведений выявить не удавалось.

В возрасте 2,5—4 лет стал медленно приобретать некоторые навыки. Детей по-прежнему избегал, на вопросы не отвечал и ничего не просил. Специально приведенный в магазин, не просил конфет, иногда говорил как бы самому себе «Мальчик хочет». Были доступны понятия «много — мало», «больше — меньше», различение простых по форме предметов, основных цветов.

Физически развивался хорошо. Тяжело переносил перемену обстановки, испуганно оглядывался по сторонам, говорил сам себе: «Куда идешь, куда идем?», плакал, не отпускал мать. Во время прогулок детей сторонился.

На индивидуальных занятиях с матерью предложенные игрушки брал и вертел их перед глазами, раскладывал геометрические фигуры на доске Сегена, считал в пределах первого десятка. Мог то четко произносить слова, вопросы, то с лепетными интонациями, тут же появлялась эхолалия, не вдумывался в смысл сказанного, пропускал в словах отдельные звуки.

Нуждался в постоянном побуждении в работе, быстро всем пресыщался. При попытках лечения нейролептиками становился вялым, хуже занимался, поэтому последующие 1,5 года медикаментозного лечения не получал.

В 5 лет на приеме у врача спокойно играл с машиной, обращался с просьбами к врачу и матери, правильно отвечал на поставленные вопросы. Периодически все еще гримасничал, вертел пальцами, тряс кистями рук, подпрыгивал. С 6 лет 8 мес воспитывался в детском саду. Там смог подчиняться требованиям педагога.

В общих играх участвовал вначале с помощью, старался держаться рядом со взрослыми. Полюбил музыкальные занятия, пел вместе со всеми детьми. Появилось игровое перевоплощение: в течение нескольких месяцев представлял, что он собачка, мышонок, затем эти явления прошли. Сад посещал в течение года.

Оставался «особым», но вполне подчиняемым.

Катамнез: 8 лет. Вошел в кабинет врача с легкой настороженностью; осмотревшись, успокоился. Лицо выразительное, взгляд внимательный. Ответы обдумывал, отвечал по существу, правильными, развернутыми фразами. Когда разговаривал, появлялись лишние движения пальцами.

От игрушек отказывался. Знал, где живет, помнил названия улиц. О своих занятиях говорил монотонно, показывал рисунки, выполнял математические операции на бумаге. Оживился, когда его попросили почитать. Проговорил все буквы в словах так, как если бы они были написаны в алфавите.

Обращала на себя внимание абсолютная грамотность ребенка. Обращался к врачу то на «ты», то на «Вы», задавал вопросы, застревал на них, пока ему не отвечали в нужной форме. По-детски не всегда разграничивал игровую ситуацию и действительность.

При усложнении вопросов суетился, усиливались гримасы.

Катамнез: 9 лет. Стал учиться в общеобразовательной школе с 8 лет 10 мес. В школу ходил без желания, материал усваивал с помощью близких. Постепенно стал интересоваться детьми.

Чтобы заслужить одобрение детей, иногда смешил, копировал неправильные поступки, передразнивал. Дома правдиво сообщал о своих и чужих провинностях, не вполне осознавая, что огорчает родителей.

При волнении потряхивал руками, подпрыгивал на цыпочках. По-прежнему нуждался в побуждении во всех действиях.

Катамнез: 10 лет. Первый класс закончил на четверки. Учится во втором классе общеобразовательной школы. Пишет грамотно. Сон, аппетит хорошие. Моторное развитие отстает. Себя обслуживает плохо. К детям тянется, но они часто обманывают, дразнят его, называют дураком. Защитить себя не может. Остается не по возрасту наивным.

Учится неровно, лучше усваивает языки, математикой занимается с трудом, не может сосредоточиться. Легко возбуждается, утрачивает контроль над своими поступками, становится агрессивным. Когда спокоен, может понять любое требование, проявить инициативу. Получает сонапакс 12,5 мг утром и вечером. Без лекарств несдержанность возрастает.

Катамнез: 19 лет. Закончил 9 классов общеобразовательной школы. Работает младшим корректором в редакции журнала, абсолютно грамотен. Стремится к обществу сверстников, но в их среду не вписывается, молчалив, неловок, манерен, чудаковат. По-прежнему во всем зависит от матери.

Заключение. Во время последнего катамнестического обследования (в 19 лет) состояние юноши определяли симптомы личностного искажения; сохраняется психический инфантилизм, эмоциональная сглаженность, недостаточность тонкой моторики, примитивные формы поведения. Истоки настоящего состояния уходят в раннее детство.

Явления дизонтогенеза отмечались с рождения. Наблюдение за больным в течение 16 лет дает возможность установить постепенное выявление симптомов дизонтогенеза в виде детского аутизма и последующее формирование личности типа «фершробен» (из круга шизоидных психопатов).

В этом случае, что следует особо подчеркнуть, к 6—7 годам — периоду второго возрастного криза — стала заметной Компенсация данного состояния.

В последующие годы у ребенка остается искаженное развитие личности, сохраняются психический инфантилизм, эмоциональная обедненность, черты психэстетической пропорции в аффективной сфере, формальный подход к окружающему, отгороженность.

Основными расстройствами, которые характеризовали состояние ребенка от рождения до 9 лет, были явления дизонтогенеза типа синдрома раннего детского аутизма Каннера. К 19 годам можно говорить о формировании глубокого личностного искажения типа «фершробен».

©2017 Все права защищены. Копирование любых материалов без письменного разрешения не допускается.

Источник: http://www.psychiatry.ru/lib/1/book/2/chapter/7

Нервная Система
Добавить комментарий