Давление и психоз

Как проявляется алкогольный психоз?

Давление и психоз

Алкогольный психоз представлен в виде нарушения психической деятельности, которое проявляется на последних стадиях алкоголизма.

Рассматриваемое состояние практически не характерно для первой стадии, но все же является прямым следствием алкоголизма.

Если человек пьет, но алкоголиком не считается, у него не возникнет психоза даже при употреблении больших доз спиртного. Часто предшествующие дополнительные факторы представлены психическими стрессами, травмами и острыми инфекциями, которые провоцируют развитие психотических реакций в нездоровой нервной системе.

Среди форм рассматриваемого недуга актуально выделить острую, подострую, хроническую и другие. На подострые и хронические приходится 27% случаев, а на острые – 45%. При повторении приступа наблюдается предыдущий шаблон течения, но с более тяжелой симптоматикой.

Среди ключевых проявлений психоорганические расстройства, а также тяжелые нарушения, связанные с отражением действительности.

В 13% случаев алкогольный психоз появляется у алкоголиков, которые стабильно злоупотребляют спиртным долгие годы.

Общие симптомы

Проявления рассматриваемого недуга различны, но есть и общие для всех видов патологии признаки:

  • галлюцинации;
  • частичная амнезия;
  • неоправданная и неожиданная смена настроения;
  • излишняя тревожность;
  • нарушение сна, которое может усугубиться вплоть до бессонницы;
  • повышенная раздражительность.

Формы алкогольного психоза

Формы данной болезни различны в зависимости от течения и патогенеза. Пагубное воздействие на организм оказывает преимущественно продукты нарушенного обмена и продукты распада алкоголя. Часто делирии и галлюцинозы проявляются именно во время абстиненции, а не в период запоя. Опасный период – когда уровень алкоголя в крови резки снижается.

Алкогольный галлюциноз

Заболевание проявляется в 5-11% случаев рассматриваемой патологии и по распространенности занимает второе место после делирия.

Чаще такому расстройству подвержены женщины, при этом сохраняется нормальная ориентировка на месте и во времени, ясное сознание

Слуховые галлюцинации в данном случае преобладают. Принято различать хронический, подострый и острый галлюциноз, развивающийся на фоне алкоголизма.
Симптоматика следующая:

  • нападение на окружающих из-за их мнимой агрессии;
  • использование различных предметов в качестве оружия для самозащиты;
  • в поведении проявляются попытки убежать или спрятаться;
  • эмоциональный фон пониженный;
  • мания преследования;
  • преобладают слуховые галлюцинации.

Длительность острого галлюциноза может составлять пару дней или несколько недель. Намного дольше может протекать подострая форма с периодическими периодами обострения.

Хронический галлюциноз возникает сразу после перенесения острого психоза.

Если длительность заболевания превышает несколько лет, прогноз лечения редко бывает положительным, но положительный эффект дает полный отказ от алкоголя.

Алкогольный параноид

Данный вид рассматриваемой патологии также может быть хроническим или острым. Среди ключевых проявлений – систематический бред с картинами отравлений, преследований или ревности. Окружающая действительность оценивается неадекватно, пациенту сложно управлять собственными эмоциями.

Физиологические симптомы:

  • непереносимость жары;
  • головокружение;
  • кошмарные сновидения;
  • нарушения сна;
  • колебания артериального давления;
  • повышение температуры тела.

Бредовый психоз

Данная разновидность болезни характерна при тяжелой интоксикации и чаще всего в стрессовых для организма условиях. Бред с элементами преследования является ключевым признаком данной патологии. Пациенту кажется, что окружающие готовят заговор против него в попытках убить или пытать. Ему кажется, что нападение в такой ситуации будет лучшим выходом, реальность больше не воспринимается.

Бред ревности наблюдается в 10% случаев, а факт импотенции, наблюдающийся у алкоголиков, еще больше усугубляет ситуацию

Алкогольный псевдопаралич

Данная разновидность алкогольного психоза характерна для тех, кто отдает предпочтение употреблению алкогольных суррогатов.

Усугубить ситуацию способны такие факторы, как авитаминоз, нарушение обмена веществ или расстройство питания.

Для таких пациентов характерна интеллектуальная деградация и мания величия из-за переоценки собственной личности. Далее наблюдается апатичность и вялость. Среди неврологических симптомов:

  • тяжелая форма тремора пальцев рук;
  • расстройство сухожильных рефлексов;
  • дизартричность речи;
  • плохая реакция зрачков на свет;
  • боли в конечностях.

Алкогольная энцефалопатия

Энцефалопатия на фоне алкоголизма проявляется в хронической и острой форме при длительном злоупотреблении крепким спиртным. Такой психоз характерен для хронических и запойных алкоголиков.

Расстройства в данном случае проявляются неврологическими и соматическими симптомами.

  • гиповитаминоз;
  • нарушение обмена веществ;
  • ухудшение функционирования головного мозга и нарушение работы печени из-за недостатка тимина;
  • дисбаланс между никотиновой кислотой и пиридоксином.

Геморрагический полиэнцефалит

Иными словами данное состояние называется болезнью Вернике, для которой характерно сочетание неврологических, психических и физиологических симптомов, причина которых заключается в дегенеративно-деструктивных процессах. Характерные проявления:

  • выпадение чихательного, небного, дыхательного и глоточного рефлексов;
  • глазодвигательные расстройства;
  • дизартрия;
  • тремор;
  • нарушение сна;
  • жидкий стул;
  • боли в печени;
  • учащенное дыхание;
  • пониженное артериальное давление.

Алкогольная депрессия

Данное расстройство среди патологий, связанных с алкоголизмом, встречается наиболее редко. Такая патология длиться от пары дней до нескольких недель.

Для пациента характерна раздражительность и тоска, острое ощущение собственной вины перед близкими и неполноценности.

Настроение на протяжении дня может часто изменяться, при этом проявляются такие симптомы, как слезливость, тревога и дисфория. Нередки суицидальные мысли.

Дипсомания

Рассматриваемая патология представлена в виде резко проявляющегося желания уйти в длительный запой. Этот вид психоза характерен для лиц, которые страдают маниакальной депрессией, эпилепсией и эндокринным психосиндромом.

Длительность запоя может достигать 2-3 недели, при этом внезапно возникает отвращение к спиртному. Такие приступы являются незамедлительным последствием стрессового истощения организма в сочетании со стабильным алкоголизмом.

Антабусный психоз

Данное явление представлено в виде тяжелого осложнения после лечения алкоголизма тетурамом. Причина тому – повышенная чувствительность препарата или употребление высоких доз из-за черепно-мозговой травмы, хронической интоксикации алкоголем или органической неполноценности ЦНС.

  1. Длительность первой стадии составляет 2-3 дня или несколько недель и представлена такими симптомами:
    • подавленное настроение;
    • неприятные ощущения в области сердца;
    • расстройство сна;
    • вялость и сонливость;
    • головокружения.
  2. Активное течение болезни характеризуется спутанным сознанием, маниакальным состоянием или параноидными и галбцинаторно-параноидными расстройствами.
  3. Последняя стадия представлена эмоциональной лабильностью, вялостью и слабостью.
    Продолжительность – не более двух месяцев.

Такая разновидность алкогольного психоза отличается частыми суицидальными поступками в состоянии депрессии при аффективной вспышке. Среди причин – тяжелые жизненные ситуации, личностные особенности или аффективные колебания при алкогольной интоксикации. На частоту суицидальных поступков напрямую влияет степень деградации личности. Нередко возникает бред ревности.

Лечение

Лечением вышеописанного недуга обязана заниматься команда профессионалов, среди которых врач-нарколог, психиатры и психологи, цель которых заключается не только в устранении алкоголизма, но также в лечении психоза

План лечения напрямую зависит от типа психического расстройства, поскольку в любом случае первая мера – незамедлительная госпитализация и применение комплексной терапии.

  • детоксикация;
  • прием витаминов в больших дозах;
  • прием психотропных средств – аминазин, галоперидол, седуксен;
  • прием средств для поддержания работы печени, сердца и почек;
  • снижению возбуждения способствуют нейролептики, барбитураты и транквилизаторы;
  • ноотропные препараты;
  • физиотерапия и лечебные физкультурные занятия.

Успех лечения напрямую зависит от согласия пациента, тяжести протекания расстройства и отношения больного к дальнейшему воздержанию. Как только возникают первые признаки психоза, нет смысла совершать попытки самостоятельной борьбы, в противном случае самодеятельность неэффективна и приводит к губительным последствиям.

Изменить ситуацию в подобных случаях под силу только квалифицированным медикам, специализирующимся на подобного рода проблемах.

Документальный фильм про алкогольный психоз

Источник: https://prodepressiju.ru/psihicheskie-rasstrojstva/psihoz/alkogolnyj-simptomy-i-lechenie.html

Психосоматика. Психотерапевтический подход

Давление и психоз

Очень интересное и показательное исследование было проведено проф. Ю.М. Губачевым с сотрудниками. Больные маниакально-депрессивным психозом исследовались на предмет «поведения» их артериального давления в зависимости от стадии данного психического заболевания.

Выяснилось, что в депрессивной фазе в условиях антидепрессивной терапии показатели артериального давления были постоянными – 90-100/50-55 мм рт. ст. Однако при переходе пациентов из депрессивной в маниакальную наблюдался резкий скачок артериального давления до 205/100 мм рт. ст.

, причем изменялся и тип микроциркуляции – нарастал минутный объем кровообращения и одновременно снижалось общее периферическое сопротивление, что характерно для физических нагрузок.

Уход в ремиссию после маниакальной фазы сопровождался нормализацией показателей артериального давления, однако при повторных фазах психоза значения артериального давления возрастали, изменялась динамика и в следующих за ними фазах ремиссии.

То есть длительные эмоциональные расстройства, сочетающиеся с гипертензивными реакциями, постепенно изменяли «поведение» сердечно-сосудистой системы, приводя сначала к формированию прессорной доминанты ее реагирования, а затем и к стойкой артериальной гипертензии (Губачев Ю.М. с соавт., 1993).

Все это свидетельствует о том, что эссенциальная гипертония не является неким специфическим повышением артериального давления, а стабилизацией последовательных и долгосрочных периодов повышения артериального давления, вызванных психическим фактором.

В норме прессорные влияния центральной нервной системы уравновешиваются депрессорными механизмами, ликвидирующими гемодинамические сдвиги, возникающие в условиях эмоционального возбуждения; кроме того, увеличивается почечный диурез, активируются почечные простогландины и другие защитные механизмы, что оказывается достаточным для поддержания сердечно-сосудистого гомеостаза. Отклоняющие воздействия отрицательного эмоционального стресса преодолеваются противогипертоническими механизмами, что объясняет кратковременность сдвигов артериального давления в подобных состояниях. Однако постепенно и в этих системах намечается существенный патологический сдвиг, приводящий к нарушениям в работе нейронов спинного и продолговатого мозга, а также в гипоталамусе. Формирование патологической функциональной системы, включающей в себя элементы всех уровней нейрогуморальной регуляции, довершает дело, приводя к стойкому и теперь уже очевидно патологическому повышению артериального давления (Губачев Ю.М. с соавт., 1981, 1993).

М. Боухал указывает, кроме прочего, на то, что при выраженной эмоциональной нагрузке подъем артериального давления определяется соотношением между вазодилатацией в сосудах мышц и вазоконстрикцией в висцеральных и кожных сосудах.

А ренальная констрикция в свою очередь характеризуется обратным влиянием на механизм ренин-ангиотензиновой системы, что и предопределяет то обстоятельство, что повторное или длительное влияние эмоциональных нагрузок ведет к развитию артериальной гипертензии (Боухал М., 1983).

Наконец, дело усугубляется собственно психическими факторами, значимость которых по сравнению с собственно патологическими процессами соматического характера хоть и снижается, но отнюдь не нивелируется полностью. Ю.М. Губачев назвал этот феномен «психосоматической спиралью отягощения».

[26] Психологические особенности пациентов – такие, как сенситивность (повышенная мнительность и чувствительность), склонность к ипохондрии, тревожным и депрессивным расстройствам, – в значительной степени определяют богатство и субъективную окраску наличествующей симптоматики.

Реальные нарушения гемодинамики, характерные для гипертонической болезни, вызывают неприятные ощущения, которые при наличии качеств тревожной мнительности, ипохондричности и склонности к депрессии интерпретируются больными как угрожающие жизни симптомы, что в свою очередь вызывает комплекс эмоциональных переживаний, прежде всего тревожного спектра, которые неизменно сопровождаются усилением симпато-адреналовой активности. Роль этих «стрессов» в деле прогрессирования гипертонической болезни весьма неблаговидна, однако проблема усугубляется еще и тем, что подобные эмоциональные состояния увеличивают остроту переживания данных симптомов, а также провоцируют патологическую личностную реакцию на заболевания. Посредством этого степень повышения артериального давления, равно как и тяжесть сосудистых нарушений, только увеличивается (Губачев Ю.М. с соавт., 1981, 1993).

Такова в общих чертах этиопатогенетическая роль психического фактора в формировании и развитии гипертонической болезни.

Впрочем, необходимо помнить, что проявления гипертонической болезни в течение длительного времени развития заболевания зачастую не столь субъективно тяжелы и отчетливы, нежели у любого другого заболевания, сопровождающегося выраженным болевым синдромом. Здесь мы сталкиваемся с двумя существенными проблемами – проблемами, которые обусловлены именно «психологической частью».

Первый аспект проблемы состоит в следующем.

Поскольку часть лиц, предрасположенных благодаря своим психическим особенностям к развитию гипертонии, отличаются повышенной терпеливостью, постоянно заняты работой и другими делами, то и на прием к кардиологу, по крайней мере целенаправленно, они обращаются только тогда, когда роль психического фактора в развитии данного заболевания, а соответственно, и возможности психотерапевтической коррекции их состояния значительно снижаются. С другой стороны, лица с тревожно-мнительными чертами, которые также составляют группу риска по гипертонии, зачастую слишком усердно предпринимают попытки лечиться у кардиологов, что, по принципу банального противодействия, снижает гипертоническую настороженность у кардиологов в отношении данной группы больных, находящихся в соматическом преморбиде, а потому направление их к психотерапевту – явление также весьма и весьма редкое.

В этой связи профилактика, предупреждение, а также лечение гипертонической болезни на ранних этапах ее развития должно учитывать следующие моменты.

Во-первых, даже случайное выявление повышенного артериального давления у лиц, не предъявляющих серьезных и отчетливых жалоб на свое соматическое состояние, но склонных к сдерживанию своих эмоциональных реакций, сильных, но покладистых личностей, а также у тех, кому приходится постоянно сдерживать свои эмоции раздражения, агрессии, ярости, является показанием, с одной стороны, к назначению адекватной гипотензивной терапии, с другой – к хорошо аргументированному и настойчивому направлению данного пациента на консультацию к психотерапевту.

Во-вторых, пациенты, которые отличаются чертами тревожно-мнительного типа личности, хотя у них, может быть, и не выявляется еще серьезных признаков артериальной гипертензии, однако имеются уже отчетливые подъемы артериального давления, пусть даже и ситуативно обусловленные, должны быть в обязательном порядке направлены на консультацию к психотерапевту, а вопрос о необходимости и своевременности назначения гипотензивной терапии, учитывая вероятность формирования ятрогенных состояний у данного круга больных, должен решаться коллегиально – кардиологом и психотерапевтом.

Психология bookap

Второй аспект проблемы связан в первую очередь с тем, что на поздних этапах развития гипертонической болезни, вследствие сосудистых изменений головного мозга, аффективная составляющая клинической картины гипертонической болезни кажется менее отчетливой.

Действительно, органический компонент (атеросклеротические поражения центральной нервной системы) приводит к тому, что пожилые больные не могут уже сдерживать свои эмоциональные реакции, их аффект измельчается, теряет свою витальную окраску (Тополянский В.Д., Струковская М.В., 1986).

Зачастую на смену тревожным и агрессивным реакциям приходят депрессивные переживания, чувства подавленности, тоски, пациенты говорят о бессмысленности жизни, о том, что они никому не нужны, что они «обуза» для своих родственников и т. п.

Больные все больше ипохондризируются, болезненно фиксируются на своих соматических недомоганиях, а потому настойчиво требуют не только внимания, но и лечения, которое никогда не кажется им адекватным и эффективным.

Все это, с одной стороны, приводит к тому, что врачи-кардиологи, работающие по большей части с этой категорией пациентов, недооценивают значимость психогенных факторов в этиопатогенезе гипертонической болезни, а потому пропускают начальные стадии заболевания, когда психотерапевтическая помощь была бы действительно эффективной.

С другой стороны, эта нарастающая депрессивно-ипохондрическая симптоматика не рассматривается врачами-кардиологами как проявление психического расстройства, требующего помощи врача психиатрической специальности.

Неоказание же этой помощи приводит к тому, что больные всячески нарушают режим собственно соматоориентированной терапии, занимаются самолечением, что, как правило, только усугубляет течение их основного заболевания – гипертонической болезни.

Источник: https://bookap.info/book/averyanov_psihosomatika_psihoterapevticheskiy_podhod/gl50.shtm

Нервная Система
Добавить комментарий