Цикл бессонница цветаевой

Мир

Цикл бессонница цветаевой

2 Мир «бессонницы» в цикле «Бессонница»

Цикл «Бессонница» был написан в 1916 году и только его последнее, одиннадцатое, стихотворение – в 1921 году. 1916 год явился напряженным как для страны, так и для самой Марины Цветаевой. Шёл третий год Первой мировой войны, люди ждали конца боевых действий, которые утомили всех без исключения.

В творчестве каждого поэта события, происходящие в стране, нашли своё отражение. Марина Цветаева не стала исключением, сборник стихотворений «Версты» стал ярким отражением её мыслей, чувств по отношению к обстановке в стране. Именно в 1916 году поэтесса впервые пишет о войне.

В этом же году происходит разрыв её отношений с поэтессой Софьей Парнок и вспыхивает роман с Осипом Мандельштамом. Цикл «Бессонница» – не единственный, написанный в то время. Был и цикл «Стихов к Блоку», и самостоятельные стихотворения, вошедшие в сборник «Версты».

Вообще, этот удивительный год называют годом рождения настоящей Цветаевой1. Как представлен мир «бессонницы» в цикле и какое значение он имел для поэтессы?

Мир «бессонницы» являлся отдельным миром, в котором люди жили, чувствовали, совершали различные поступки. Цветаева порой чувствует себя одинокой в этом мире, но всё же в нём живёт много людей. С другой стороны, мир «бессонницы» открыт не каждому.

Основной его характеристикой является состояние бессонницы, в котором поэтессу посещает муза, в котором она вдохновенно творит. Люди в этом мире живут обычной жизнью, у каждого из них – свои дела.

В нём живёт и подруга Цветаевой, она является значимой его частью, так как поэтесса делится с ней своими сокровенными мыслями, а подруга в свою очередь помогает ей.

Первое стихотворение цикла, написанное 8 апреля 1916 года, начинается с четверостишья:

Обвела мне глаза кольцом

Теневым – бессонница.

Оплела мне глаза бессонница

Теневым венцом.

Первое слово – глагол «обвела» – описывает действие бессонницы, которую Марина Цветаева с самых первых строк наделяет человеческими качествами, душой.

Бессонница окружает героиню (Обвела … кольцом // Оплела … венцом), таинственная темнота режет глаза. В то же время кольцо и венец являются символами бракосочетания, и это придает стихотворению особенную, возвышенную окраску.

Следовательно, происходит венчание с бессонницей, героиня и бессонница становятся неразлучны.

Это стихотворение построено как обращение бессонницы к героине. Как мы уже упоминали, для Цветаевой бессонница была и живым существом, а в данном конкретном случае – подругой («–Спи, подруженька// Неугомонная,// Спи, жемчужинка,//Спи, бессонная»).

Бессонница в своем обращении жалеет героиню, которая долгое время не спала. Лирическая героиня и бессонница – союз, который скреплен дружбой, имеющий свои сокровенные тайны: «И кому ни писали писем,//И кому с тобой не клялись мы…».

На наших глазах происходит их разделение – лирическая героиня засыпает, то есть, образно говоря, покидает бессонницу, бессонница отпускает её руки («Вот и выпущены из рук//Твои рученьки»).

Сон в этом стихотворении представлен, как что-то божественное, как высшая власть, которая подчиняет себе бессонницу («Сон – свят//Все – спят). Конец стихотворения также символичен – теневой венец, надетый на героиню в начале, когда та не могла уснуть – снят.

Таким образом, с самого первого стихотворения нам открываются противоречия в отношениях Цветаевой и бессонницы: с одной стороны, это подруги, пережившие многое вместе, с другой – бессонница мешает ей. Данные противоречия говорят и об амбивалентности мира «бессонницы»: Цветаевой было легко в нём находиться, и в то же время её тяготило это состояние.

Во втором стихотворении цикла действие происходит ночью, когда люди спят, а лирическую героиню мучает бессонница. Сознание людей в это время отключено, но у Марины Цветаевой, как поэта, чувства развиты намного острее.

Её героиня, как и она сама, понимает, что, пока она мучается бессонницей, в мире происходят самые разные события («Где-то бегут ключи,//…Где-то в ночи//Человек тонет»). Очень значимым является употребление противоположных эпитетов: «Сонный, бессонный//Лес».

Этот приём может быть растолкован с двух точек зрения: «сонный» – это характеристика леса, а «бессонный» – это его состояние, или «сонный» и «бессонный» – это две характеристики, в совокупности дающие нам представление о противоречивости описываемого состояния.

В стихотворении продолжается и противостояние между сном и бессонницей: героиня хочет спать, но не может полностью погрузиться в сон («Ко сну клонит//Сплю почти»). Это значит, что героиня не может (или не хочет) перейти границу между двумя мирами.

Серебряный век русской поэзии отличался тем, что в сознании поэтов появилось новое отношение к языку, его ощущение. Они стали использовать новые образы и приёмы, экспериментировали со словом, вводили собственные знаки препинания там, где в обычной письменной речи мы их не ставим. Марина Цветаева довольно часто в стихотворениях употребляет тире.

Третье стихотворение цикла «Бессонница» буквально «усыпано» этими знаками препинания. Мы можем предположить, что цель употребления такого количества тире – выделение слов, желание донести до читателя истинный смысл написанного. Лирическая героиня этого стихотворения идёт по ночному городу, она как бы находится в ином мире, но в то же время видит всё, что происходит в её городе.

Таким образом, она одновременно находится и в реальном мире, и в мире бессонницы. Она одинока в городе, пространство которого реально, но и в бессоннице она одна. Двойственность сознания Цветаевой подчёркивает её уникальность и умение видеть одно и то же с разных сторон.

Бессонница представлена также как состояние, в котором человек невидим, появляется некая мистика, присущая многим стихотворениям. Важно и то, что лирическая героиня теперь бежит от сна («Из дома сонного иду – прочь»). В последней строфе звучит просьба: она всё-таки хочет уйти в мир снов, не быть грёзой других людей («Освободите от дневных уз,//Друзья, поймите, что я вам – снюсь»).

Почти в каждой строке стихотворения присутствует слово или слова, выделенные тире. Если построить ряд этих слов, можно увидеть, что происходит с героиней. Получается следующий ряд: ночь – прочь – жена, дочь – ночь – путь – чуть – дуть – в грудь – свет – цвет – никому – вслед – нет – огни – вкус – снюсь.

О чем же нам говорят эти слова? Во-первых, на каждое из них падает логическое ударение, которое выделяет самое главное. Во-вторых, создаётся картина тайного мира цветаевской «бессонницы». Это путь одинокого человека в ночи; это необычное состояние; это мир контрастов, который открыт не каждому.

Следующее стихотворение цикла описывает состояние героини после бессонной ночи. Оно было написано в июле по возвращении поэтессы из Александрова, где она гостила со своей дочерью.

В это время у неё сохранялось «настроение ночной романтической мечтательности»1. После сна человек «обновлён», сон возвращает к жизни, даёт силы.

Описанное в стихотворении состояние после бессонной ночи прямо противоположно:

После бессонной ночи слабеет тело,

Милым становится и не своим, – ничьим.

В медленных жилах ещё занывают стрелы –

И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют руки

И глубоко равнодушен и враг и друг.

Недаром говорят, что поэт острее чувствует всё: бытие, вещи, действия, людей. Цветаева описывает события и ситуации, случавшиеся хоть однажды с каждым из нас. Именно поэтому нам так близки её стихи, ведь мы порой узнаём в них себя. Марина Цветаева в стихотворениях пишет и о смысле жизни, о чём свидетельствует образ «серафима».

В энциклопедии символов, знаков, эмблем даётся такое определение серафима, «как некоего мифического существа, олицетворяющего собой обобщение духовных первооснов существования человечества – его веру, его преклонение перед могуществом природы, его раздумья над смыслом жизни, признание невечности самого факта жизни…»1. В мире «бессонницы» было место и мыслям духовным.

Можно предположить, что мир «бессонницы» Марина Цветаева считала даром свыше.

В стихотворениях цикла автор часто говорит о том, что бессонница затемняет взор. И хотя поэт чувствует и видит душой, глаза очень важны ему для восприятия мира, а бессонница противостоит, отнимает у него один из органов чувств. Для Цветаевой бессонница была иным состоянием, отличным от простого бытия.

В последних двух строчках стихотворения читаем: «… – и от темной ночи//Только одно темнеет у нас – глаза». Когда говорят «потемнело в глазах», обычно причиной этому является что-то недоброе: злость, ненависть, страх.

Мы не можем точно сказать, что побудило поэтессу написать именно так, но судя по тому, что происходило тогда в её жизни (сложный выбор между мужем и подругой, разрыв с последней, встреча с Мандельштамом), причина скорее всего носила отрицательный характер.

Возможно и бессонница, которую описывает Марина Цветаева, была вызвана именно этим, ведь в тяжелые моменты жизни человек не может думать ни о чём, кроме своих проблем, и, таким образом, не может заснуть, погруженный в свои мысли. Повтор однокоренных слов в этих строчках усиливает эффект восприятия читателями написанного. Таким образом, мир бессонницы – это не всегда светлая сторона жизни.

В следующих трёх стихотворениях лирическая героиня делится с нами впечатлениями о том, что происходило в мире «бессонницы», что она видела ночью. В каждом из стихотворений Мариной Цветаевой нарисованы различные картины происходящего. Пятое стихотворение представлено картинами природы.

Образ ночи создан с помощью контрастного пейзажа (бессонница леса, сон полей), описания поведения животных «Где-то в ночи подковы//Взрывали траву.//Тяжко вздохнула корова//В сонном хлеву», что говорит о том, что бессонница может быть не только состоянием отдельного человека, а целым миром, бытием, космосом.

Последняя строфа содержит развернутую метафору:

Источник: https://mirznanii.com/a/136497-2/mir-bessonnitsy-v-tsikle-bessonnitsa-mi-tsvetaevoy-2

Нормативная постановка знаков препинания в цикле М. Цветаевой

Цикл бессонница цветаевой

Нормативная постановка знаков препинания в цикле М. Цветаевой «Бессонница».

Творчество Марины Цветаевой — это богатый материал для исследования знаков препинания. Тексты поэтессы уникальны, и для того, чтоб полностью понимать их смысл недостаточно читать только текст.

В ее произведениях важна каждая деталь, как слова, так и знаки препинания. Знаки препинания, поставленные автором, придают поэзии особую неповторимость, уникальность, наполняют особым смыслом, иногда абсолютно противоположным значению слов.

Именно поэтому поэзия Марины Цветаевой имеет большую популярность.

Пунктуационная система русского языка имеет четкую организацию и основана на строгих принципах. С помощью знаков препинания устанавливается контакт между автором и читателем. Писатели и поэты придерживаются установленных норм русского языка, но для большего воздействия на читателя «художники слова» могут нарушить интонацию и место постановки знака препинания.

Марина Цветаева одна из талантливейших поэтесс своего времени. Её тексты обладают своей неповторимой яркостью, ритмикой, индивидуальностью и импульсивностью, имеют свой индивидуальный характер присущий лирике автора.

Важнейшую роль в оформлении структуры цветаевского текста играет пунктуация, помогающая передать всю насыщенность смысла произведений. Несмотря на трудность прочтения и сложность понимания идиостиля Цветаевой, ее стихи завораживают ритмическими перебоями, особой интонацией. Знаки препинания в лирике Цветаевой помогают обозначить ту или иную интонацию на письме.

В произведениях поэтессы каждый знак препинания не только выполняет свою непосредственную грамматическую функцию, но и является выражением индивидуально-авторского восприятия.

Постановка большей части зафиксированных знаков препинания соответствует современным пунктуационным нормам.

Проанализировав цикл М. Цветаевой «Бессонница» выявлено 117 случаев одиночной постановки знаков препинания в позиции конца предложения, среди которых точка имеет 61 употребление, вопросительный знак 5 употреблений, восклицательный знак встречается 45 раз, многоточие 6 раз.

Основным предназначение точки как знака препинания является членение текста на законченные по смыслу высказывания.

В лирике Цветаевой точка, кроме своего прямого назначения, помогает интонационно показать понижение тона в конце предложения:

«Пару моих колецНоси, бледноликая!Кликала — и накликала

Теневой венец.»

В позиции конца предложения среди одиночных знаков встречается также восклицательный знак. В стихотворении «Бессонница! Друг мой!…» 19 предложений из 24 являются восклицательными. Это свидетельствует о насыщенности эмоциями, повышенной экспрессивности произведения.

Восклицательный знак у Цветаевой выполняет следующие функции:

а) участвует в выражении уверенности:

«…Успеем, успеем, успеем спать!»;

б) участвует в выражении восхищения:

« – О, как же ты прекрасен,

тусклый кремль мой!»;

в) участвует в выражении утверждения:

«Сегодня ночью у меня ключи

От всех ворот единственной столицы!»

Вопросительный знак в текстах цикла встречается в неместоименных вопросительных предложениях, предполагающих отрицательный либо утвердительный ответ, выраженный не членимыми предложениями:

«Мало – меня – звала?

Мало – со мной – спала?»

Часто вопросительный знак ставится в предложениях, заключающих в себе риторический вопрос:

«Знаешь – проснешься ли здесь опять?»;

«С каким любовником кутеж

С моим

-Дитя-

Сравним?»

В исследуемом цикле, вопросительный знак соответствует нормативной постановке, в частности вопросительный знак в конце предложения ставится, если все образующие его части или только последняя заключает в себе прямой вопрос.

Многоточие в цикле выполняет свои грамматические функции, а так же дает ощущение незаконченности действий, оно призывает читателя к размышлению:

«Из всех страстей –

Страстейшая,

Из всех смертей

Нежнейшая…»;

«А если спросят (научу!),

Что, дескать, щечки не свежи,-

С Бессонницей кучу, скажи,

С Бессонницей кучу…»

Цикл М. Цветаевой «Бессонница» наполнен обилием внутренних знаков препинания. Зафиксировано 176 случаев их употребления: 89 запятой, 6 двоеточия, 81 тире.

В текстах присутствуют запятые в сложноподчиненных предложениях:

«Вот опять окно,

Где опять не спят».

Запятая может стоять также между частями бессоюзного сложного предложения:

«Может – пьют вино,

Может – так сидят».

Встречаются случаи выделения запятой обращений:

« – Спи, успокоена,

Спи, удостоена,

Спи, увенчана,

Женщина».

В текстах цикла «Бессонница» фиксируется также постановка запятой при уточняющих членах предложения:

«Потом, к шести,

Начался рассвет»

В данном примере автором выделено уточняющее обстоятельство времени.

Запятые в сложносочиненных предложениях – одни из самых распространенных среди всех случаев постановки запятых в цикле «Бессонница»:

«Есть чёрный тополь, и в окне – свет,

И звон на башне, и в руке – цвет,

И шаг вот этот – никому – вслед,

И тень вот эта, а меня – нет»

В примере Цветаева перечисляет существующие объекты печальной действительности, в отличии от которых героини нет.

В текстах поэтессы довольно часто можно встретить сравнительный оборот, выделенный запятыми:

«В медленных жилах еще занывают стрелы —
И улыбаешься людям, как серафим»

Запятые при междометиях так же присутствуют в текстах цикла.

« – О, как же ты прекрасен,

тусклый Кремль мой!»

В данном примере междометие выражает чувство восхищения, восторга! Поэтесса восторгается красотой Кремля, но в то же время называет его тусклым, тем самым в предложении бок о бок идут чувства радостного восторга и грусти.

Не редки и запятые между однородными членами предложения:

«И люди думают: жена, дочь, –

А я запомнила одно: ночь»

Встречаются у Цветаевой и запятые при деепричастных оборотах:

«Клича тебя, славословя тебя, я только

Раковина, где ещё не умолк океан»

Единично в цикле встречается выделение запятой вводного слова:

«А если спросят (научу!),

Что, дескать, щёчки не свежи, –

С Бессонницей кучу, скажи,

С Бессонницей кучу…»

Зафиксирована также запятая при определительном обороте:

«Ляжешь, легка лицом»

Двоеточие в лирике Цветаевой помогает читателю подчеркнуть предшествующую ему часть высказывания и восстановить его истинный смысл.

Встречается постановка двоеточия перед перечислением без обобщающего слова:

«И люди думают: жена, дочь, –

А я запомнила одно: ночь»

Встречается у Цветаевой и двоеточие при прямой речи:

«А зоркий сторож из дома в домПроходит с розовым фонарем,И дробным рокотом над подушкой

Рокочет ярая колотушка:

Не спи! крепись! говорю добром!
А то — вечный сон! а то — вечный дом!»

Тире в цикле используется поэтессой для выделения примыкания:

«Сегодня ночью я одна в ночи –

Бессонная, бездомная черница!»

Очень распространены тире при прямой речи

« – Спи, подруженька

Неугомонная!»

Также в тексте присутствуют случаи парной постановки знаков препинания:

«И люди думают: жена, дочь, —
А я запомнила одно: ночь»

В лирическом цикле М. Цветаевой «Бессонница» представлены почти все знаки препинания. При этом поэтесса всегда учитывает три основных принципа пунктуации: структурный, смысловой и интонационный, причем, при выборе того или иного знака один из принципов становится регулирующим, но опосредуется двумя другими.

Марина Цветаева в поиске нестандартной, оригинальной формы выражения поэтической мысли сделала пунктуацию яркой идиостилевой приметой своей поэтики, максимально используя все её ресурсы.

Список используемой литературы

  1. Акимова Г.Н. Современная пунктуационная норма и функциональные стили// Культура русской речи: Всесоюз. Конф. М., 1990. с.2-3.

  2. Батрунов Д.Н. Об эмоциональных ресурсах синтаксиса односоставных предложений (на материале поэтического языка М.И. Цветаевой)// Вопросы гуманитарных наук., 2007. с. 191-196.

  3. Баранов М.Т. Русский язык: Справочные материалы. Учебное пособие для учащихся под ред. Н.М. Шанского 4-е изд. М.: Просвещение, 1998 с.79.

  4. Белянчикова М. Одна из всех… (о поэзии М. Цветаевой)// М.:Дом, 1989. с. 169-175.

  5. Брагина А.А. Точки: две и. три//М., 1969. с.72-78.

  6. Брагина А.А. Запятая// М., 1970. с.70-76.

  7. Валгина Н.С. Трудные вопросы пунктуации. М.: Просвещение, 1983. 126с.

  8. Валгина Н.С. Знаки препинания. Зачем они? // РР. 1968. с.60-65.

  9. Валгина Н.С. Пунктуация // Свод правил русского правописания. Орфография. Пунктуация. М.: Азбуковник, 200. с.243-376.

  10. Гостеева С.А. О взаимоотношениях интонации и пунктуации (на материале конструкций с однородными и неоднородными определениями) //М.: РЯШ, 1974. с.90-93.

  11. Дударева А.Д. Функции тире в прозе М. Цветаевой // XXIV зональная конф. Литературоведческих кафедр университетов и пединститутов Поволжья. I конф. Филологов Поволжского региона. Тверь, 1994. с.68-69.

  12. Зубова Л.В. Лингвистический аспект поэзии М. Цветаевой: Л., 1990. 38с.

  13. Кудрова И. Лирическая проза Марины Цветаевой // Звезда, 1982. с.172-183.

  14. Моисеев А.И. Из истории пунктуации: молчанка черта – черточка – тире // РР., 1989 с.54-58.

  15. Померанцев Б.П. Знаки препинания. Свод синтаксических правил в связи с пунктуацией. М., 1914. 16с.

  16. Сахарова З.А. Интонационное выражение пунктуации при чтении вслух// Семантические и прагматические аспекты изучения языковых единиц. Барнаул, с.82-85.

  17. Сидорова Н.И. К вопросу о многоточии // Международный научный симпозиум по истории славистики, 1976. с.38-41.

  18. Розенталь Д.Э. Справочник по пунктуации. М.:АСТ, 1997. 234с.

  19. Цветаева М.И. Стихотворения 1908-1941; Поэмы. М.:Худож. Лит. 1988. с.254

  20. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. М.: УРСС, 2001. 620с.

  21. Большой толковый словарь русского языка/ Сост и гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб., 1998. 764с.

  22. Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник / Под ред. В.В. Лопатина. М.: Эксмо, 2006. 480 с.

Источник: https://infourok.ru/normativnaya-postanovka-znakov-prepinaniya-v-cikle-m-cvetaevoj-bessonnica-4085485.html

«Бессонница» М. Цветаева

Цикл бессонница цветаевой

«Бессонница» Марина Цветаева

1

Обвела мне глаза кольцомТеневым — бессонница.Оплела мне глаза бессонница

Теневым венцом.

То-то же! По ночамНе молись — идолам!Я твою тайну выдала,

Идолопоклонница.

Мало — тебе — дня,
Солнечного огня!

Пару моих колецНоси, бледноликая!Кликала — и накликала

Теневой венец.

Мало — меня — звала?
Мало — со мной — спала?

Ляжешь, легка лицом.Люди поклонятся.Буду тебе чтецом

Я, бессонница:

— Спи, успокоена,Спи, удостоена,Спи, увенчана,

Женщина.

Чтобы — спалось — легче,
Буду — тебе — певчим:

— Спи, подруженька
Неугомонная!

Спи, жемчужинка,
Спи, бессонная.

И кому ни писали писем,И кому с тобой ни клялись мы…

Спи себе.

Вот и разлученыНеразлучные.Вот и выпущены из рукТвои рученьки.Вот ты и отмучилась,

Милая мученица.

Сон — свят,Все — спят.

Венец — снят.

2

Руки люблюЦеловать, и люблюИмена раздавать,И еще — раскрыватьДвери!

— Настежь — в темную ночь!

Голову сжав,Слушать, как тяжкий шагГде-то легчает,Как ветер качаетСонный, бессонный

Лес.

Ах, ночь!Где-то бегут ключи,Ко сну — клонит.Сплю почти.Где-то в ночи

Человек тонет.

3

В огромном городе моем — ночь.Из дома сонного иду — прочь.И люди думают: жена, дочь, —

А я запомнила одно: ночь.

Июльский ветер мне метет — путь,И где-то музыка в окне — чуть.Ах, нынче ветру до зари — дуть

Сквозь стенки тонкие груди — в грудь.

Есть черный тополь, и в окне — свет,И звон на башне, и в руке — цвет,И шаг вот этот — никому — вслед,

И тень вот эта, а меня — нет.

Огни — как нити золотых бус,Ночного листика во рту — вкус.Освободите от дневных уз,

Друзья, поймите, что я вам — снюсь.

4

После бессонной ночи слабеет тело,Милым становится и не своим, — ничьим.В медленных жилах еще занывают стрелы —

И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют рукиИ глубоко равнодушен и враг и друг.Целая радуга — в каждом случайном звуке,

И на морозе Флоренцией пахнет вдруг.

Нежно светлеют губы, и тень золочеВозле запавших глаз. Это ночь зажглаЭтот светлейший лик, — и от темной ночи

Только одно темнеет у нас — глаза.

5

Нынче я гость небесныйВ стране твоей.Я видела бессонницу леса

И сон полей.

Где-то в ночи подковыВзрывали траву.Тяжко вздохнула корова

В сонном хлеву.

Расскажу тебе с грустью,С нежностью всей,Про сторожа-гуся

И спящих гусей.

Руки тонули в песьей шерсти,Пес был — сед.Потом, к шести,

Начался рассвет.

6

Сегодня ночью я одна в ночи —Бессонная, бездомная черница! —Сегодня ночью у меня ключи

От всех ворот единственной столицы!

Бессонница меня толкнула в путь.— О, как же ты прекрасен, тусклый Кремль мой! —Сегодня ночью я целую в грудь

Всю круглую воюющую землю!

Вздымаются не волосы — а мех,И душный ветер прямо в душу дует.Сегодня ночью я жалею всех, —

Кого жалеют и кого целуют.

7

Нежно-нежно, тонко-тонкоЧто-то свистнуло в сосне.Черноглазого ребенка

Я увидела во сне.

Так у сосенки у краснойКаплет жаркая смола.Так в ночи? моей прекрасной

Ходит пo сердцу пила.

8

Черная, как зрачок, как зрачок, сосущая
Свет — люблю тебя, зоркая ночь.

Голосу дай мне воспеть тебя, о праматерь
Песен, в чьей длани узда четырех ветров.

Клича тебя, славословя тебя, я только
Раковина, где еще не умолк океан.

Ночь! Я уже нагляделась в зрачки человека!
Испепели меня, черное солнце — ночь!

9

Кто спит по ночам? Никто не спит!Ребенок в люльке своей кричит,Старик над смертью своей сидит,Кто молод — с милою говорит,

Ей в губы дышит, в глаза глядит.

Заснешь — проснешься ли здесь опять?
Успеем, успеем, успеем спать!

А зоркий сторож из дома в домПроходит с розовым фонарем,И дробным рокотом над подушкой

Рокочет ярая колотушка:

Не спи! крепись! говорю добром!
А то — вечный сон! а то — вечный дом!

10

Вот опять окно,Где опять не спят.Может — пьют вино,Может — так сидят.Или просто — рукНе разнимут двое.В каждом доме, друг,

Есть окно такое.

Крик разлук и встреч —Ты, окно в ночи!Может — сотни свеч,Может — три свечи…Нет и нет умуМоему — покоя.И в моем дому

Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!

11

Бессонница! Друг мой!Опять твою рукуС протянутым кубкомВстречаю в беззвучно —

Звенящей ночи.

— Прельстись!Пригубь!Не в высь,А в глубь —Веду…Губами приголубь!Голубка! Друг!Пригубь!Прельстись!Испей!От всех страстей —Устой,От всех вестей —Покой.— Подруга! —Удостой.Раздвинь уста!Всей негой устРезного кубка крайВозьми —Втяни,Глотни:— Не будь! —О друг! Не обессудь!Прельстись!Испей!Из всех страстей —Страстнейшая, из всех смертей —Нежнейшая… Из двух горстей

Моих — прельстись! — испей!

Мир бeз вести пропал. В нигде —Затопленные берега…— Пей, ласточка моя! На дне

Растопленные жемчуга…

Ты море пьешь,Ты зори пьешь.С каким любовником кутежС моим— Дитя —

Сравним?

А если спросят (научу!),Что, дескать, щечки не свежи, —С Бессонницей кучу, скажи,

С Бессонницей кучу…

Такие стихотворения Марины Цветаевой из сборника «Вёрсты», как «Нынче я гость небесный», «Вот опять окно…», «Бессонница! Друг мой!» и ряд других, сильно отличаются друг от друга по настроению, композиции и сюжету.

Они были написаны в разное время (весна, лето и зима 1916 года, май 1921 года), по разному поводу, в них говорится о разных людях. Однако все они посвящены одной теме – бессоннице, а потому логично, что эти произведения были выделены в единый цикл.

Рассмотрим, каким это состояние было для поэтессы.

Первое стихотворение ¬– «Обвела мне глаза кольцом…». В нём нет единого размера. В отдельных фрагментах встречаются парные, кольцевые и перекрёстные рифмы. Оно построено в виде диалога между лирической героиней-автором и бессонницей.

Здесь болезнь (в медицине расстройство сна или инсомния считается заболеванием) предстаёт в виде мистической богини. Автор олицетворяет бессонницу, вкладывая в её уста едкие риторические вопросы, обращения, восклицания.

Чтобы показать, как сильно влияние этого существа на героиню, поэтесса добавляет в текст анафоры («Спи, жемчужинка, Спи, бессонная»), эпифоры-созвучия (свят-спят-снят), аллитерации и ассонансы (разлучены-рученьки-мученица).

Метафорические образы (круги под глазами – теневой венец, т. е. корона бессонницы) подчёркивают связь между персонажами.

В других стихотворениях цикла («Руки люблю…», «Сегодня ночью я одна в ночи…», «После бессонной ночи слабеет тело…») мы видим ту самую магию, которая творится между лирической героиней и инсомнией.

Следим, как колдунья-бессонница толкает героиню на странные поступки, заставляет бродить по опустевшему городу, заглядывать в окна и искать везде признаки своего состояния – таких же неспящих людей.

Интерес вызывает произведение «В огромном городе моём – ночь…». Оно построено на парной рифме – все строки четверостишия рифмуются одинаково, так что весь стих можно описать схемой aaaa bbbb и т. д. Здесь мы видим, как постепенно героиня сама становится магическим существом.

Это превращение закрепляется в следующем стихотворении, где мы замечаем изменения даже в её облике.

С помощью выразительных эпитетов («светлейший лик», «тень золоче») и сравнений («как серафим») поэтесса показывает, как героиня перевоплощается в ангела ночи.

В этом плавном стихотворении, состоящем из сочетаний ямбов, хореев и амфибрахиев, больше не слышен мотив муки, страдания от бессонной ночи. «Нынче я гость небесный…», – почти радостно подтверждает эту догадку поэтесса следующим произведением.

Но к концу цикла мелодия боли зазвучит с новой силой. В «Нежно-нежно, тонко-тонко…» и последующих стихотворениях мы увидим тоску по беззаботной невинности, чистой любви, покою и пониманию.

В последнем произведении, посвящённом вдове композитора Скрябина, чью кончину ускорила бессонница, мы снова услышим осанну богине-инсомнии, схожей теперь со смертью.

Думается, этот образ был привлекателен для поэтессы потому, что бессонница способна забрать тяжёлые сны, напоминающие о недостижимом или потерянном счастье, и подарить пусть опасное, но такое желанное душевное равновесие.

Источник: https://pishi-stihi.ru/bessonnica-cvetaeva.html

Нервная Система
Добавить комментарий