Бехтерев о психозах

Известный психотерапевт о бесновании. Наука и религия

Бехтерев о психозах
?

Поздняков Василий, психолог, Москва (psyteaman) wrote,
2017-08-20 14:07:00 Поздняков Василий, психолог, Москва
psyteaman
2017-08-20 14:07:00 Categories:

  • Религия
  • Медицина
  • Общество
  • Психология
  • Cancel

Марк Сандомирский – один из авторитетнейших современных российских психотерапевтов. Кстати говоря, один из идеологов современной телесно-ориентированной психологии.Пользуясь случаем, рекомендую его книги, по которым изучают телесно-ориентированную психологию в ВУЗах.

Оригинал взят у re3 в Куда уходят изгнанные бесы? Изгнание бесов становится нынче все более популярным.Я имею в виду не произведения Н. Михалкова в серии “Бесогон”, а реальный экзорцизм. И обращаются страждущие к священнослужителям, поелику считают, что повинны в их бедах бесы, вселившиеся в них самих либо в их близких. Об этом недавно говорил Патриарх: людям, которым не помогают психиатры, может помочь изгнание бесов

По вере в бесов страждущим и воздастся – диссоциативным расстройством. Точнее, оно находит выход, проявляясь внешне в форме беснования. (О психозах не говорим – их генез развивается в ином порядке. Бред психического и физического воздействия возникает не в силу убеждений больного, а вследствие патологии его мозга.

) Можно сказать, что в наш просвещенный 21 век рецидивирует в обществе старинная психическая эпидемия, известная в “дремучем” средневековье и привлекавшая внимание публики, пожалуй, еще в конце 19 в. – бесоодержание. Или, по выражению Ленты.ру, БесоизвержениеНо что все-таки происходило с…

«бесноватыми» с точки зрения психиатрии и как к таким ритуалам относятся в достаточно консервативной церкви? Эти вопросы «Лента.ру» задала специалистам.Нередко люди, которые ведут себя подобным образом во время обряда вычитки, находясь в особом состоянии, не полностью себя контролируют.

Некоторые могут и подыгрывать, объясняет доктор психологических и кандидат медицинских наук Марк Сандомирский. «В международной классификации болезней (МКБ), конечно, нет такого диагноза, как “бесноватость”, — говорит он. — Психиатрия изгнанием бесов и злых духов не занимается, все это осталось в далеком прошлом средневековой медицины.

Однако в МКБ-10 есть раздел диссоциативных расстройств, где находим пункт “Транс и одержимость”. Конечно, врач признает подобные состояния болезнью и занимается лечением лишь в том случае, если они возникают у пациента в обстановке, не связанной с религией».

Еще век назад выдающийся отечественный психоневролог Владимир Бехтерев установил, что бесоодержимость и кликушество возникают на истерической почве, напомнил психотерапевт.Диссоциативные расстройства возможны как у взрослых, так и у детей. Но говоря о странном поведении детей во время этих обрядов, нужно учитывать, что на них сильно влияют находящиеся рядом взрослые, подчеркивает эксперт.

«Ребенок оценивает происходящее, интуитивно чувствует, чего от него ожидают, и ведет себя именно таким образом. К тому же дети могут отзеркаливать, повторять то, что видят вокруг», — добавляет Сандомирский.Диссоциативная реакция идеально соответствует проводимому обряду: дети (как и взрослые) пытаются увернуться от святой воды, смыть с себя елей, сорвать крест.

Это не должно удивлять, считает эксперт. «Сознание в состоянии одержимости изменено, но человек подсознательно реагирует на внешние раздражители, и в итоге его неосознанные действия укладываются в рамки культурно обусловленных стереотипов о поведении бесноватых», — отмечает он.

И взрослые, и дети, страдающие разными формами диссоциативных расстройств, впадают в транс не только из-за внешнего воздействия (например, из-за долгого ритуала вычитки). В силу особенностей нервной системы, склонности к самовнушению они могут вводить себя в транс сами, не желая того, отмечает психотерапевт.

«Необычное состояние и поведение человека во время беснования — смена голоса, нечленораздельные крики, падения, судороги — совпадают с симптомами так называемого большого истерического припадка, известного классической психиатрии», — говорит Сандомирский.Невротические расстройства, в том числе диссоциативные, обычно проявляются в виде приступов.

«Внутреннее психическое напряжение накапливается и выбрасывается наружу, после чего наступает облегчение. Но облегчение временное, ведь болезнь остается. Пройдет несколько месяцев, а порой даже недель, и все повторяется», — объясняет Сандомирский. Частота таких срывов зависит и от особенностей личности человека, и от его жизненных обстоятельств. Если вскоре после ритуала вычитки обстоятельства изменятся и жизнь пойдет спокойнее, срывы будут случаться реже.

Практическая психология и медицина, подчеркивает эксперт, не отрицают религиозных, в том числе христианских способов помощи таким больным. Речь идет лишь о разных описаниях одной реальности: психиатрия и религия смотрят на проблему под разным углом, но по сути их подходы друг другу не противоречат.

Надо подчеркнуть, что несмотря на впечатляющую зрителей картину беснования, самим бесноватым ничего серьезного с медицинской точки зрения не угрожает.

Побеснуются – и успокоятся, физической опасности это состояние, как и обычные невротические расстройства, не представляет.Однако, один вопрос остается открытым.

Куда уходят изгнанные бесы? Неужто превращаются в ББОМЖ, бесов без определенного места жительства? И на период, пока не подыщут себе очередную жертву, становятся ли они более агрессивны?Впрочем, оставим иронию. Есть еще один открытый вопрос.

Ведь все сказанное относится к беснованию индивидуальному. На уровне государства, общества психическая эпидемия “вселения бесов” протекает иначе. Да и экзорцизм оказывается бессилен:(

Ссылка по теме: Одержимая девочка. Редкие документальные фото и ее история

#психология, #религия

  • Комфортное путешествие в глубины психики. Цель блога – размещать все лучшее, что есть в современной психологии. Блог…
  • Д. проснулась наутро примерно в таком же состоянии, в каком обычно просыпаются героини клипов Шнурова. Оглядевшись и собравшись…
  • Пролог: И под фотографией себя на яхте во время карантина написала: «Мы сейчас с вами в одной лодке» Знаменитости, оказавшиеся…
  • Пролог: — Ты почему начала курить? — Я сома так захотела. Год назад были невероятно популярны мемы с сомами. А сейчас в эфир пришли милые…
  • Пролог: Эх, Зойка, я завязать хотел не раз… Многие люди завидовали ему тогда, а я завидую даже сейчас. Знал человек толк в…
  • Оказаться запертым на карантине рядом с такой девушкой — это самый настоящий ад. Пережившие этот опыт не дадут соврать. Подобные…

Источник: https://psyteaman.livejournal.com/830832.html

В. М. Бехтерев: «Нелепо говорить о душевных болезнях»

Бехтерев о психозах

Изложение физиологических подходов к душевным болезням было бы неполным без описания вклада выдающегося российского психиатра и невролога Владимира Михайловича Бехтерева (1857-1927), большая часть жизни и разносторонней научной деятельности которого также была связана с Санкт-Петербургской медико-хирургической академией, которую он окончил в 1878 году, и уже в 1881 году (в 24 года) получил ученую степень доктора медицины. Окончание Академии оказалось досрочным, так как 12 апреля 1877 Россия была в очередной раз вовлечена в русско-турецкую войну на Балканах, и Владимир Бехтерев, который только оканчивал четвертый курс, вступил в санитарный отряд, организованный по призыву С. П. Боткина на деньги состоятельных студентов. Война завершилась уже в феврале 1878 года, но международная обстановка оставалась напряженной, поэтому выпускные экзамены в Академии в 1878 году провели досрочно. Бехтерев оказался в числе трех выпускников, у которых за весь курс обучения в академии было более двух третей отличных в связи с чем он получил денежную премию 300 рублей и право держать экзамен в действующий вто время при Академии Институт усовершенствования врачей, или, как его называти, «профессорский институт», готовивший научно-педагогические кадры. Экзамен в Институт усовершенствования врачей Бехтерев сдал успешно, однако, как и его товарищи, удостоенные этого права, зачислен в него не был — все они вошли во временно организованный запас армейских врачей при Клиническом военном госпитале — базовом лечебном учреждении Академии. В результате Бехтерев вначале оказался врачом-стажером при возглавляемой

И. П. Мержеевским[1] клинике душевных и нервных болезней, которого затем сменил на этом посту.

В 1884 г. Бехтерев был командирован за границу, где стажировался у уже упомянутого Дюбуа-Реймона (Берлин), основателя современной психологии Вильгельма Вундта (Лейпциг), Теодора Мейнерта(Вена), Жана Шарко (Париж) и др. По возвращении в Россию в 1885 г.

Бехтерев уезжает в Казанский университет, где ему предложена кафедра и заведование психиатрической клиникой, там же он создает первую в России психофизиологическую лабораторию. В 1893 г.

Бехтерев возвращается в Медико-хирургическую академию и возглавляет кафедру нервных и душевных болезней, а в 1908 году Бехтерев создает частный Психоневрологический институт, который в настоящее время всемирно известен как Институт им. В. М. Бехтерева.

Постепенно особое внимание опытного клинициста — невролога и психопатолога начинают привлекать проблемы психологии.

Исходя из безусловно доминирующих в то время идей, что психическая деятельность возникает в результате работы мозга, в своих исследованиях Бехтерев опирался главным образом на достижения физиологии и прежде всего на учение о «сочетательных» (условных) рефлексах.

В 1902 году он опубликовал книгу «Психика и жизнь», в которой высказал свое мнение о сущности психических процессов и о соотношении между бытием и сознанием, но его отношение к психическим феноменам наиболее точно выражено в работе «Введение в патологическую рефлексологию» (1926), переизданной недавно (1997) иод названием «Будущее психиатрии», где Бехтерев, критикуя одновременно и психологические, и психиатрические подходы к проблеме, писал: «Нет надобности говорить о совершенной бесплодности всей этой метафизической эквилибристики. Если речь идет о наличии душевного бытия в качестве чего-то самостоятельного от мозга, то все наше знание переворачивается вверх дном… А так как все эти вопросы, или по крайней мере первый из них, оказываются неразрешимыми с той точки зрения, которой придерживается автор, то дальше этих вопросов некуда идти… Автор и относит на этом основании психиатрию к умозрительным наукам, к наукам о “духе”, не признавая ее наукой, входящей в круг ведения естествоиспытателей и врачей, заявляя, что она должна быть во всяком случае с неменьшим правом отнесена к наукам о духе, то есть метафизическим знаниям. При этой точке зрения естественно возникают проблемы возможности заболевания самой души, вследствие чего выражение “душевнобольные” (Gemutskrankheiten) становится само по себе нелепым. И действительно, сколь ненаучно говорить о душе как сущности, обособляемой от мозга, столь же нелепо говорить о душевных болезнях. На этом основании, руководствуясь тем, что нет вообще психических процессов без процессов мозга и что так называемые психические процессы всегда и везде суть процессы мозга, мы совершенно устранили из обихода вышеуказанную терминологию и обозначаем предмет психиатрии не душевными болезнями, а болезнями личности, объект же психиатрии обозначаем не душевнобольным, а лично-больным»[2]. Следует обратить особое внимание на стилистику изложения: большинство используемых аргументов базируются только на авторитетности мнения автора, а доказательства — на его исходной уверенности в своей правоте.

В 1903 году Бехтерев завершил подготовку первого тома 7-томного издания «Основы учения о функциях мозга», где он впервые представил энергетическую теорию торможения, согласно которой нервная энергия в мозгу устремляется к находящемуся в деятельном состоянии центру. Она как бы стекается к нему по связующим отдельные территории мозга проводящим путям прежде всего из вблизи расположенных территорий мозга, в которых, как считал Бехтерев, возникает «понижение возбудимости, следовательно, угнетение».

В 1907-1910 годах Бехтерев издал три тома книги «Объективная психология», где обосновывал, что все психические процессы сопровождаются рефлекторными двигательными и вегетативными реакциями, которые доступны наблюдению и регистрации.

Сразу заметим — не сводятся к двигательным и вегетативным реакциям, а сопровождаются ими. Бехтерев считал возможным изучать не только осознаваемые, но и неосознанные психические явления.

В первом томе «Объективной психологии» Бехтерев предложил выдачить психологию индивидуальную, общественную, национальную, сравнительную, а также зоопсихологию.

Кроме того, он считал необходимым выделение в отдельное направление психологии детского возраста «как науки, изучающей законы и последовательность психического развития отдельных индивидуумов».

Уже в советский период, в 1918 году, по инициативе Владимира Бехтерева был создан Институт мозга, который также действует до настоящего времени и является одним из ведущих центров отечественной физиологической науки. Бехтерев неоднократно критиковал психоанализ, но одновременно с этим явно шел в чем-то параллельным «курсом» и способствовал проведению в сто Институте теоретических, экспериментальных и психотерапевтических исследований по психоанализу, и такая ориентация Института Бехтерева сохраняется по настоящее время.

Илья Репин.

Портрет В. М. Бехтерева

Широта научных интересов Бехтерева просто поражает, так же как и его работоспособность: он исследовал целый ряд психиатрических, неврологических, физиологических, морфологических и психологических проблем, публиковал иногда до 20 статей в год, при этом никогда не ставил свою подпись под чужими работами, в том числе работами своих учеников. Обратившись к современной ему психологии, он разрабатывает собственное учение, которое вначале (1904) именует объективной психологией, затем (с 1910) — психорефлексологией, а с 1917-го рефлексологией. И эта смена терминологии вовсе нс случайна: Бехтерев, с одной стороны, постепенно как бы отказывается от попыток всеобъемлющего объяснения психики на основе физиологических теорий, а с другой — пытается создать комплексную науку о человеке и обществе, интегрирующую достижения физиологии, психологии и социологии.

В целом рефлексология, применительно к психологии, может быть отнесена к механистическим направлениям, которые рассматривали психическую деятельность человека как совокупность условных рефлексов, образовавшихся в результате влияния внешней среды на нервную систему.

Тем не менее еще раз подчеркнем, что рефлексология ограничивалась изучением внешних реакций организма, в определенном смысле дистанцируясь от изучения психики и сознания.

У Бехтерева было множество последователей, однако к концу 20-х годов, когда началась «марксистская критика рефлексологии», значительная часть его учеников «пересмотрела» свои взгляды.

Новый всплеск интереса к рефлексологии наблюдался уже после смерти Бехтерева, в 50-х годах XX века, после уже упомянутой «Павловский сессии», когда резко усилились антипсихологические (идеологические) установки в отечественной науке, носившие характер, как отмечали в последующем некоторые авторы — своеобразных «рефлексологических реминисценций».

Обобщенно характер творчества Бехтерева в этой области можно было бы охарактеризовать как постепенный переход от безуспешных попыток объективного экспериментального изучения психики к «чистой» рефлексологии, отказывающейся от исследования психических явлений и акцентирующей внимание лишь на их внешних проявлениях. Постулировав существование единого нервно-психического процесса, в котором в нерасчлененном виде представлены и физиологические, и психические компоненты, в качестве основной единицы анализа нервно-психической деятельности Бехтерев рассматривает рефлекс — как универсальный динамический механизм, лежащий в основе всех реакций человека. Деятельность человека в рамках этой теории представляет собой сумму рефлексов, различающихся но сложности, характеру и особенностям организации. Однако в центре научных исследований Бехтерева на протяжении всего периода его работы остаются не психика и сознание, а их внешние проявления.

Так же как и Фрейд (1896), Бехтерев исходил из представлений о законе сохранения энергии в живых системах, который считал применимым и к физиологическим, и к психическим процессам1.

Этим не ограничивается сходство подходов двух выдающихся ученых, например, в структуре личности Бехтерев выделял сознательную и бессознательную части, указывал на доминирующую роль бессознательных мотивов в поведении, а также признавал роль сублимации как способа канализации психической энергии в социально-приемлемое русло. Принципиально важно упомянуть, что (в некотором смысле

' Изложение теории Фрейда лучше всего представлено во 2-м томе его собрания сочинений «Автопортрет» (СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2006).

«вразрез» его теории) Бехтерев не ограничивался анализом только индивидуального поведения человека: признавая взаимосвязь индивидуального и коллективного мышления и поведения, в работе «Коллективная рефлексология» (1921) он одновременно с Фрейдом поставил вопрос об объективном изучении этой взаимосвязи[3].

Разрабатывая объективную психологию как психологию поведения, рефлексология Бехтерева тем не менее (в отличие от бихевиоризма) не отвергала сознание, как особый феномен и признавала адекватными субъективные методы исследования психики, в том числе — самонаблюдение.

В поздних работах Бехтерев явно склоняется к тому, что рефлексология не может заменить психологию, и в последние годы его деятельности в Психоневрологическом институте появляются работы (в частности, В. Н.

Мясищева[4]), которые постепенно выходят далеко за рамки рефлексологического подхода, сближаясь с появившимся ранее психоанализом и закладывая основы для развития отечественной психотерапии.

Таким образом, мы можем констатировать, что рефлексология сыграла свою особую роль в переходе к новой парадигме психотерапии — от чисто физиологического подхода к психическим феноменам к интегративному (психофизиологическому), который относится уже к современности. В целом, к этому же (психофизиологическому) направлению можно было бы отнести и введенные в этой книге гипотетические представления о мозге как биологическом интерфейсе.

Источник: https://studme.org/165975/psihologiya/behterev_nelepo_govorit_dushevnyh_boleznyah

Научный путь Бехтерева В. М

Бехтерев о психозах
Трудно оценить тот вклад, который оставил после себя Владимир Михайлович Бехтерев. Сейчас все добытые человечеством знания в сфере неврологии, строения мозга кажутся сами собой разумеющимися, а на рубеже 19 и 20 столетия эти открытия были сродни полету в Космос. Бехтерев был одним из тех, кто этот прорыв совершил.

Родился Владимир Михайлович в Вятской губернии в селе Сорали. Отец его был становым приставом (полицейская должность), а мать из купеческого сословия. В семье Бехтеревых было трое детей, Владимир — самый младший из них.

Когда отца семейства повысили в должности, он перевез жену и детей в Вятку, где вскоре был куплен дом. Бехтеревы начали обустраиваться на новом месте, но вскоре отец Бехтерева скончался от чахотки. Потеряв кормильца, мать Бехтерева добилась, чтобы ее трое детей были приняты в гимназию и учились «за казенный счет».

Во время учебы Владимир проявляет большие способности, справившись с ускоренной программой обучения, не достигнув и 17-ти лет он получает аттестат зрелости. В 1872 году он приезжает в Санкт-Петербург и сдает экзамены в Медико-хирургическую академию, причем принимают его, предоставив возможность обучаться бесплатно.

Возможность такая была дана не совсем безвозмездно, за это Бехтерев должен был стать военным врачом.

https://www.youtube.com/watch?v=XgAKzoHtptA

Императорская медико-хирургическая академия На втором году обучения с Бехтеревым случилось нервное расстройство. Слишком большие нагрузки ослабили его организм. Молодого человека отправили на лечение в клинику при академии.

Этот случай в дальнейшем определит дальнейший жизненный путь Владимира Михайловича. В клинике он познакомился с врачом-психиатром И. М. Балинским. Доктор проводил студенческие семинары, после выписки Бехтерев стал частым посетителем занятий Балинского.

Когда началась русско-турецкая война (1877) Бехтерев, несмотря на выпускной курс, отправился на фронт врачом. Однако пробыл там не долго, т.к. заболел малярией и едва поправившись уехал в Петербург.

В 1878 году защитил дипломную работу, тема которой связана была с лечением редких форм туберкулеза. После этого ему предложили место стажера в академической клинике нервных болезней, где стал учиться у Балинского.

Бехтерев В. М. 1878 год для Бехтерева богат на события. В личной жизни у него появляется вторая половина. Н. Базилевская соглашается стать его супругой. В профессиональном — Владимир Михайлович защищает диссертацию, которая посвящена теме установления связи между психическим заболеванием и их клиническими проявлениями.

Другими словами, Бехтерев обосновал ряд признаков, по которым можно было диагностировать заболевание.

Став доктором медицины, Бехтерев получает возможность поехать для стажировки за границу. И он отправляется в Германию, где в Берлине сотрудничает с такими светилами в области неврологии, как К. Вестфаль и К. Мендель.

Позже Бехтерев переезжает в Лейпциг, где в это время жил и работал П. Флексиг. Под его руководством Бехтерев начинает изучать физиологию нервных процессов. Вдохновившись новыми знаниями, Владимир Михайлович пишет и публикует несколько статей в немецкие журналы.

Именно в этих статьях Бехтерев заложил фундамент для дальнейшего развития такой науки, как нейрофизиология.

  • Шарко Ж.
  • Флексиг П.
  • Вестфаль К.

После успешной деятельности Бехтерева Флексиг предложил ему отправиться в Париж к известному тогда ученому Ж. Шарко. Во французской столице Бехтерева настигает письмо от Делянова А. (министр народного просвещения), который предлагал ему место профессора и заведующего кафедрой душевных болезней в Казанском университете. Бехтерев принимает это приглашение, и спустя всего лишь несколько дней в Париже, возвращается на родину.

В Казани Бехтерев на выделенные средства организует лабораторию, оснащенную передовой техникой того времени, что позволило разрабатывать новые методы лечения психических заболеваний. В 1892 году Бехтерев пишет книгу «Проводящие пути мозга», которая в короткий срок была переведена на европейские языки.

Через год Бехтерева приглашают возглавить кафедру душевных и нервных болезней в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Ученый соглашается, переезжает на новое место, и на основе клиники создает первое в стране нейрохирургическое отделение. Вокруг себя Бехтерев собирает молодых перспективных специалистов.

Впервые хирурги и психиатры начинают работать сообща, вместе. В клинике были организованы лаборатории по изучению анатомии и физиологии мозга, проводятся психологические эксперименты.

Также именно Бехтерев доказал, что трудовая деятельность благоприятно сказывается на психическом здоровье пациента, и для этого были созданы специальные лечебные мастерские, в которых больные работали.

Казанский университет
В 1895 году за книгу «Проводящие пути мозга» Бехтерева выдвинули на премию К. Бэра. Однако ученый отказывается получить ее, если только эта награда будет поделена с И. Павловым, некогда своим однокурсником, книга которого также была выдвинута.

Академия наук идет навстречу, и работы ученых были объединены, а их авторы получили награду по 700 рублей каждый. В 1899 году Бехтереву присуждают звание академика Военно-морской академии. Имя его прославилось на весь мир, его рады принять в различные международные научные сообщества.

Клиника под руководством Бехтерева становится подготовительным центром для врачей-невропатологов и психиатров. В 1905 году Бехтерева назначают на пост начальника Военно-медицинской академии. Сразу после вступления в должность Ученый отдает распоряжение восстановить на местах всех студентов, принимавших участие в революционных волнениях.

Властям это не понравилось, и выждав время, в 1906 году Бехтерева отстранили от этой должности. У Бехтерева появляется время, и он пишет свой фундаментальный труд «Основы учения о функциях мозга», в которой описывает соответствие систем условных рефлексов с работой различных отделов мозга, а также методику комплексной диагностики головного мозга.

В 1907 году Бехтерев организует Психоневрологический институт, в дальнейшем здесь будут работать такие видные ученые, как Н. Введенский, Е. Тарле, Д. Цвет, Г. Вагнер, М. Ковалевский.В 1918 году Бехтерев покинул пост начальника Военно-медицинской академии, к этому времени переименованной в Институт мозга.

Отойдя от дел ученый занялся над двухтомником «Общая диагностика болезней нервной системы», в которой обобщил свой накопленный годами опыт. С приходом к власти большевиков Бехтерев открывает курсы по подготовке фельдшеров в рядах Красной Армии. После издания книги «Общие основы рефлексологии» Бехтерев становится президентом Психоневрологической академии.

В 1923 году Бехтерев консультирует В. И. Ленина, у которого в результате обширного инсульта утратилась способность к речи и движению. В 1927 году Бехтерев консультирует уже И. В. Сталина, и, как выяснилось значительно позже, ставит Вождю неутешительный диагноз — параноидальная шизофрения. Об этом заявила внучка Бехтерева, Наталья Петровна, также видный ученый, однако спустя годы она объявила, что эта информация не соответствует реальности. Тем не менее, буквально на следующий день после своего визита к Сталину Бехтерев скончался от острого кишечного расстройства. Накануне вечером он посетил банкет по случаю открытия съезда. Тело ученого кремировали, хотя доктора настаивали на вскрытии. Урна с прахом какое-то время находилась в музее здания Института мозга, и лишь спустя многие годы ее захоронили на Волковом кладбище.

Источник: https://kunstru.ru/%D0%B1%D0%B5%D1%85%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2/

Нервная Система
Добавить комментарий