Атропиновый психоз лечение

Атропиновый психоз

Атропиновый психоз лечение

Атропин содержится в ряде растений, широко распространенных во всех частях света (у нас в дурмане, белене и др.). Способность этих растений вызывать изменения психики известна уже в течение нескольких тысячелетий, во всяком случае, со времен древней Греции и Рима.

В древности и в средние века они использовались для религиозных церемоний, колдовства, для доказательства, что противник страдает психическим заболеванием и т. п. Полагают, например, что знаменитые пифии — пророчицы храма Аполлона в Дельфах — пророчествовали под влиянием белладонны.

Напомним, что пророчества пифий отличались своей загадочностью и непонятностью. Вместе с тем ряд самооговоров — признания в общении с дьяволом, участии в шабаше ведьм и т. п. в эпоху Средневековья — нередко были следствием отравления атропином.

Представление об атропине, как о таинственном средстве, влияющем на душу человека, отразилось и в названиях содержащих его растений — «дурман», Herbe aux sorciers (трава колдунов), Herbe au diable (трава дьявола).

Да и само название атропин происходит от имени Атропы — древнегреческой богини судьбы мойры (или Парки), обрезавшей нить человеческой жизни.

Описания психических расстройств, вызванных дурманом (содержащим кроме атропина близкие к нему по строению и механизму действия скополамин и гиосциамин) и другими растениями, принадлежащие не врачам, известны также с давних времен. Так описано состояние бессмысленного возбуждения у солдат римского полководца Антония, которые переворачивали каждый камень на поле. Беверли в 1676 году описал отравление дурманом у группы солдат, которые были возбуждены, катались по земле, производили бессмысленные действия, гримасничали, лаяли, смеялись, некоторые из них впали в коматозное состояние.

Как правило, атропиновый психоз протекает в виде делирия. Больные не ориентированы во времени и окружающей обстановке, не узнают окружающих, в том числе близких — родителей, детей, жену или мужа, а иногда — и в собственной личности. Они испытывают обильные зрительные галлюцинации в виде отдельных предметов, людей, мелких животных, змей и т. п.

или целых сцен, быстро сменяющих одна другую. Галлюцинаторные образы могут быть однообразными, стереотипными, но могут быть и ярко окрашенными, изменчивыми; Часты и тактильные галлюцинации. Более редко наблюдаются галлюцинации слуха, которые могут быть как элементарными (отдельные звуки, шум.

стук, скрип, гудки), так и сложными в виде , произносящих отдельные слова и целые фразы. Мы наблюдали у одного из наших больных и обонятельные галлюцинации, хотя в литературе появление таких галлюцинаций при атропиновых психозах обычно отрицается.

галлюцинаций может быть различным — угрожающим, приятным или просто безразличным, не связанным с личностью больных. Галлюцинаторные образы проецируются вовне, могут быть как плоскими, так и объемными, порой скрывают от больного окружающие его реальные предметы.

Менее часто наблюдаются изменения окраски всего окружающего: все окрашивается в желтый, зеленый, розовый цвета, которые сменяют один другой, явления дереализации и деперсонализации, — предметы увеличиваются, изгибаются, руки и ноги становятся тяжелыми, удлиняются, голова отделяется от тела и т. п.

Возможно, что редкость подобных описаний зависит от того, что многие больные не могут припомнить свои переживания или дать их полное описание. Больные обычно суетливы, что-то ловят в воздухе, хватают на полу, кладут что-то в рот, жуют, стряхивают какие-то предметы с рук, одежды.

Может наблюдаться и резкое бессмысленное возбуждение, во время которого больные пытаются куда-то бежать, производят беспорядочные движения, при этом они как бы не замечают преград на своем пути, не обходят их, в буквальном смысле слова «лезут на стену», движения плохо координированы, иногда отмечаются судорожные подергивания мышц.

Речь непоследовательна, отрывочна, часто бессвязна, порой совсем неразборчива. Могут быть отрывочные бредовые идеи, тематически связанные с характером галлюцинаторных переживаний, им хотят причинить вред, сжечь, отравить и т. п. Настроение больных связано с характером их переживаний.

Чаще наблюдаются страх, тревога, злобность, но больные могут быть веселыми, эйфоричными или спокойно, с некоторым интересом наблюдать за происходящим.

При объективном обследовании больных обращают на себя внимание широкие зрачки, вялость или отсутствие реакции зрачков на свет и аккомодацию (если удается добиться от больного выполнения инструкций), сухой, покрытый белым или коричневым налетом язык, сухость кожи и слизистых — отсюда обычно сильная жажда, хриплый голос, гиперемия лица, тахикардия и учащение дыхания. Остальные симптомы менее постоянны. Могут наблюдаться повышение сухожильных рефлексов, мышечная гипертония и судорожные подергивания мышц, атаксия, головокружения, смазанная речь, повышение температуры тела и артериального давления, лейкоцитоз. Спинномозговая жидкость исследовалась редко, отмечены случаи значительного увеличения числа клеток (лимфоцитов) в ликворе.

Ввиду кратковременности атропиновых психозов, малочисленности наблюдений большинства авторов, а также, может быть, в связи с незначительным интересом в последние годы к атропиновым психозам, которые считаются достаточно хорошо изученными, биохимические исследования при них (как, впрочем, и при большинстве лекарственных психозов) почти не проводились. Такие исследования мы нашли только в работах проф. М. А. Гольденберга и его сотрудников, которые нашли у 3 больных атропиновыми психозами снижение вакат-кислорода в моче, идущее параллельно выздоровлению (повышение вакат-кислорода во время психоза удалось фиксировать только в опытах на собаках), низкое содержание аскорбиновой кислоты во время психоза и его повышение после улучшения. В опытах на собаках, нарушения поведения которых весьма напоминали картину атропинового психоза у человека, отмечены, кроме того, изменения белковых фракций крови и снижение активности холинэстеразы сыворотки крови во время «психоза». Следует отметить, что выраженность и обилие соматических и неврологических нарушений не обнаруживают постоянной корреляции с тяжестью психических нарушений, хотя у одного и того же больного максимальная для него выраженность вегетативных сдвигов обычно совпадает с максимальной выраженностью психических нарушений.

Атропиновый психоз обычно развивается остро, психические нарушения быстро нарастают, достигая наибольшей выраженности уже через несколько часов. При тяжелом отравлении делириозное состояние может смениться сопором или комой. Продолжительность психоза обычно исчисляется часами или днями.

Лишь в единичных случаях они могут затягиваться на неделю и больше. Из 15 наблюдавшихся нами больных с атропиновыми психозами 12 поправились менее, чем через сутки, у двух больных делирий продолжался 21/2 суток и только у одного больного около 2-х недель.

Атропиновый делирий обычно заканчивается выздоровлением, часто после сна, причем продолжительность его может быть небольшой — 6—8 часов. Однако психические нарушения могут продолжаться и после сна.

В этих случаях они обычно усиливаются или вновь появляются в вечерние часы, как это наблюдается и при других интоксикационных и инфекционных психозах.

После окончания делирия в течение нескольких дней может сохраняться астения: повышенная утомляемость, слабость, неустойчивое настроение с плаксивостью или раздражительностью, но нередко больные в первый же день после прекращения психоза чувствуют себя здоровыми и при обследовании никаких признаков астении не обнаруживают.

Мидриаз и нарушение аккомодации обычно сохраняются в течение одного — нескольких дней после окончания психоза. Больные плохо видят, особенно на близком расстоянии — предметы, особенно буквы, сливаются, чтение затруднено. Как и астения, полнота воспоминаний о переживаниях во время психоза может быть различной.

Часть больных ничего не помнит о происшедшем с ними; по выходе из психоза эти больные с удивлением обнаруживают, что находятся в больнице, у других амнезия носит частичный характер и о пережитом сохраняются отрывочные, неполные воспоминания. Наконец, часть больных сохраняет довольно полное воспоминание о своих переживаниях во время психоза.

Неспособность больного дать полный и последовательный отчет о том, что с ним происходит во время психоза может быть следствием обилия ярких, быстро сменяющих друг друга образов и сцен, которые больной просто не в состоянии запомнить. Нам кажется, что относить такие случаи к расстройствам памяти (Р. Я. Голант классифицировала их как «синдром мнестического накопления») не совсем правильно — и здоровый человек даже с очень хорошей памятью вряд ли был бы способен запомнить такое многообразие картин, тематически мало связанных между собой.

Следует иметь в виду, что прогноз атропинового делирия не всегда благоприятен и если лечебные мероприятия своевременно не были проведены, может — хотя и в редких случаях — наступить смертельный исход. В течении атропинового делирия некоторые исследователи выделяют несколько стадий или фаз. В. В. Шостакович и сотр. различают гиперсимпатотоническую фазу, характеризующуюся соматическими изменениями и возбуждением, психическую стадию и стадию сопора или комы. Проф. М. А. Гольденберг выделяет 4 стадии: 1) нарастающей оглушенности, 2) нарастающего помрачения сознания, 3) обратного развития расстройств сознания и 4) астении.

С достоверностью удается констатировать у больных только вторую стадию — помрачения сознания или психическую.

Предшествующие ей изменения часто настолько кратковременны, что большинство больных попадает под наблюдение врача уже после их исчезновения (или замены следующей — второй — стадией) и картину начальных изменений поведения приходится реконструировать по рассказам родных, которые часто не в состоянии дать о ней ясный отчет.

Сопор и кома развиваются далеко не всегда, а лишь при наиболее тяжелых отравлениях. Фаза обратного развития может быть прослежена лишь у больных с более длительным течением психоза, а астения, как уже упоминалось выше, не обязательна.

Причиной психоза может быть как случайное отравление беленой, дурманом или самим атропином, так и отравление медикаментозное — когда атропин применяется по назначению врача. Преступное отравление, упоминаемое еще в руководстве С. С. Корсакова, в настоящее время практически не встречается, во всяком случае в СССР.

В зарубежной литературе встречаются упоминания о применении, гл. обр. скополамина в преступных целях для того, чтобы вызвать картину психического заболевания или привести жертву в беспомощное состояние, например, с целью изнасилования.

Женщина при этом может не оказывать сопротивления и выполняет предъявляемые к ней требования «с открытыми глазами, но со связанным духом», а впоследствии ничего не помнит о происшедшем. Имеются также сведения, что полиция в некоторых странах Латинской Америки пользуется скополамином для того, чтобы добиться признания лица, подозреваемого в совершении правонарушения.

При этом используется вызываемое скополамином состояние слабости воли, при котором допрашиваемый рассказывает о вещах, обычно им скрываемых. В некоторых частях Центральной и Южной Америки, Африки и Азии растения, содержащие атропин и скополамин, до настоящего времени используются для получения состояний опьянения.

Возможно и длительное применение с привыканием и явлениями абстиненции при отнятии. При этом может развиваться состояние полной безучастности к происходящему вокруг, поэтому индейцы называют таких людей «живыми трупами». В Европе, США хроническое злоупотребление атропином и скополамином не описано.

Чаще всего психоз развивается после однократного или кратковременного приема больших доз атропина, значительно реже при продолжительном курсовом лечении. Так как картина и течение психоза при отравлении беленой (или дурманом) и сернокислым атропином, приготовленным в аптеке, одинаковы, то мы приводим общее их описание.

Лечение острых атропиновых психозов состоит в назначении антагонистов атропина — пилокарпина, эзерина, однако в большинстве случаев психоз исчезает и без их применения.

Промывание желудка, назначение рвотных или слабительных целесообразно только при отравлении дурманом или беленой или после приема атропина внутрь, в последнем случае — если есть возможность сделать промывание в первые минуты, максимум час после приема атропина, т. к. всасывание его происходит быстро. При нарушениях сердечной деятельности показаны сердечные средства (камфора, кофеин).

Мы сомневаемся в целесообразности назначения кофеина, т. к. наблюдали психозы, сходные с атропиновыми при отравлении кофеином. Обычно можно ограничиваться назначением снотворных средств.

В ряде учебников и руководств рекомендуется назначение морфия, однако в литературе имеются указания, что морфий является синергистом больших доз атропина, поэтому применение его нельзя считать достаточно обоснованным. В случаях развития комы назначают стимуляторы, а при судорожных припадках — противосудорожные средства.

При затяжных психозах следует прежде всего отменить атропин (скополамин, артан и т. д.), если соматическое состояние больных не вызывает опасений, достаточно назначить антагонисты атропина, седативные или нейролептические средства, витамины, вливания глюкозы, физиологического раствора. Течение и исход этих психозов благоприятны, что делает, по-нашему мнению, излишним применение таких средств как электросудорожная терапия, применявшаяся некоторыми зарубежными авторами.

Посмотреть профильные лечебные заведения

Источник: http://www.24farm.ru/psihiatriya/atropinovij_psihoz/

Читать онлайн Лекарственные психозы и психотомиметические средства страница 6. Большая и бесплатная библиотека

Атропиновый психоз лечение

Интерес этого наблюдения заключается в том, что обычная доза скополамина, введенная на фоне действия снотворных, вызвала отчетливую интоксикацию и кратковременные психические нарушения (на роль скополамина указывает характерная вегетативная симптоматика).

Возможно, что алкоголизм больного также облегчил возникновение интоксикационного психоза, но психические нарушения при применении стимуляторов ЦНС на фоне действия седативных средств наблюдались и при применении других комбинаций лекарств, о чем будет сказано в последующих главах.

Мунди и Целлер описали делириозное состояние после инъекций морфия со скополамином, продолжавшееся около недели. Интересно, что этой больной повторили инъекцию скополамина уже после начала психоза.

Диагноз атропиновых психозов обычно не вызывает значительных затруднений.

Он основывается не столько на особенностях психопатологической симптоматики – картина атропинового делирия неспецифична – сколько на анамнестических данных, указывающих на возможность отравления атропином (или растением, содержащим атропин), а также на характерной вегетативной симптоматике, – мидриаз, тахикардия, сухость кожи и слизистых.

Отметим, что и эта вегетативная симптоматика не является специфичной. В частности, мы у нескольких больных именно на основании характера вегетативных нарушений диагностировали атропиновый психоз и лишь после получения анамнестических сведений убедились, что речь шла об отравлении кофеином.

Механизм действия атропина (и скополамина) достаточное хорошо изучен.

Оба они являются холинолитиками или антихолинергическими средствами, оказывая как периферическое, так и центральное холинолитическое действие, блокируя холинореактивные системы в разных отделах центральной нервной системы, в частности – ретикулярной формации, роли которой при психических нарушениях последние годы придают большее значение. По-видимому, и психозы, вызываемые атропином (и скополамином), связаны с нарушениями вегетативных центров – блокирование парасимпатической (трофотропной) системы и возникающее вследствие этого преобладание симпатической (эрготропной) системы. Об этом свидетельствует значительное постоянство вегетативных нарушений при атропиновых психозах и параллелизм (хотя и не абсолютный) между появлением и обратным развитием вегетативных и психических изменений.

Лечение острых атропиновых психозов состоит в назначении антагонистов атропина – пилокарпина, эзерина, однако в большинстве случаев психоз исчезает и без их применения.

Промывание желудка, назначение рвотных или слабительных целесообразно только при отравлении дурманом или беленой или после приема атропина внутрь, в последнем случае – если есть возможность сделать промывание в первые минуты, максимум час после приема атропина, т. к. всасывание его происходит быстро.

При нарушениях сердечной деятельности показаны сердечные средства (камфора, кофеин). Мы сомневаемся в целесообразности назначения кофеина, т. к. наблюдали психозы, сходные с атропиновыми при отравлении кофеином. Обычно можно ограничиваться назначением снотворных средств.

В ряде учебников и руководств рекомендуется назначение морфия, однако в литературе имеются указания, что морфий является синергистом больших доз атропина, поэтому применение его нельзя считать достаточно обоснованным. В случаях развития комы назначают стимуляторы, а при судорожных припадках – противосудорожные средства.

При затяжных психозах следует прежде всего отменить атропин (скополамин, артан и т. д.

), если соматическое состояние больных не вызывает опасений, достаточно назначить антагонисты атропина, седативные или нейролептические средства, витамины, вливания глюкозы, физиологического раствора.

Течение и исход этих психозов благоприятны, что делает, по-нашему мнению, излишним применение таких средств как электросудорожная терапия, применявшаяся некоторыми зарубежными авторами.

В заключение остановимся на применении атропина для лечения психических заболеваний. Бюссов предложил лечение депрессивных состояний сочетанием резерпина и атропина по следующей методике. Больные получают в течение 4-6-8 дней большие дозы резерпина (4-10 мг в день), а затем, продолжая прием резерпина, получают также 2-6 мг в день атропина.

Добавление атропина извращает обычное действие резерпина: исчезает сонливость, моторика становится живее, облегчается течение мыслей, улучшается настроение. Эффект появляется обычно в первые дни после назначения атропина. Бюссов рекомендует прекращать лечение, если в течение 3 дней (после добавления атропина) изменения в состоянии больных не наступают.

По данным автора из 61 больного с эндогенной депрессией у 33 наступило улучшение, сохранявшееся и в дальнейшем, у 11 больных улучшение носило временный характер, у остальных 17 больных эффекта не было.

Такое же действие отмечается и при сочетании атропина с другими нейролептическими препаратами или с опием, с другой стороны резерпин можно комбинировать не с атропином, а с рядом других препаратов – скополамином, орфенадрином, акинетоном, риталином, диэтиламидом лизергиновой кислоты (ДЛК).

Это свидетельствует о том, что речь идет не о специфическом действии комбинации резерпина и атропина, а об изменениях вегетативной регуляции. Изменение настроения может быть достигнуто не только при депрессивной фазе маниакально-депрессивного психоза, но и при расстройствах настроения у больных эпилепсией, при шизофрении с преобладанием депрессии или апатии.

Наши собственные наблюдения немногочисленны, но все же мы можем подтвердить, что у части депрессивных больных с помощью лечения резерпином и атропином по методу Бюссова удается в короткие сроки значительно улучшить состояние больных; в то же время мы не отмечали улучшения при комбинации атропина с аминазином или пропазином.

Наблюдения, в том числе и наши собственные, в которых прекращение лечения ведет к возобновлению депрессии, подтверждает, что речь идет не о спонтанном улучшении вследствие случайного совпадения окончания депрессивной фазы с лечением, но о терапевтическом действии лекарств.

Вместе с тем необходимо отметить, что описанное лечение, как впрочем и лечение большинством антидепрессивных средств, обычно не прекращает депрессивную фазу, а лишь устраняет на период лечения ее психопатологические симптомы – поэтому необходимо назначение поддерживающих доз, которые могут быть отменены лишь после окончания фазы.

Ответить на вопрос, сокращает ли лечение резерпином и атропином продолжительность фазы, не представляется возможным, решение этого вопроса, как известно, представляет значительные трудности. Второй метод, применяемый в психиатрии, – это лечение атропиновыми комами, предложенное в США Форрером, Миллером и сотр.

Больным вводят внутримышечно от 32 до 200 мг сернокислого атропина. Через 15-20 минут развивается беспокойство, оглушение, изредка тошнота и рвота, для предотвращения которых больным предварительно вводят 50 мг хлорпромазина (аминазина), затем постепенно появляются атаксия, нарушения координации движений, смазанная речь, головокружения, слабость.

Нарастает дезориентировка в окружающем, расстройства запоминания, появляются зрительные иллюзии и галлюцинации вплоть до картины выраженного делирия, который однако, как правило, не сопровождается выраженным двигательным возбуждением и быстро сменяется “комой”.

В состоянии атропиновой комы сохраняются двигательные реакции на болевое раздражение, возможны и спонтанные движения, в том числе координированные, напоминающие движения спящего человека. Кома длится 4-6 часов и заканчивается медленным спонтанным выходом, продолжающимся 30-60 минут, во время выхода наблюдаются, – но только в обратной последовательности, – такие же изменения поведения, как и после введения атропина Как и при обычном отравлении атропином, отмечаются сухость кожи и слизистых, расширение зрачков, тахикардия; повышение артериального давления обычно незначительно, во время комы артериальное давление нормализуется.

Процедура повторяется 3-6 раз в неделю, всего вызывают 20-60 атропиновых ком.

Для предотвращения мидриаза в конъюктивальный мешок вводят /4%-ную эзериновую мазь, губы больных смазывают кольдкремом. Основное осложнение – значительное повышение температуры тела, в этом случае необходимо прерывание комы.

Для купирования комы вводят подкожно независимо от дозы атропина и продолжительности комы – 4 мг физостигмина, полный выход наступает через 15 минут, быстро снижается и температура. В последующем дают по 2 мг физостигмина внутрь каждый час 4 раза – в противном случае кома может развиться снова.

Авторы этой методики считают, что она имеет ряд преимуществ перед инсулиношоковой терапией – большая безопасность и простота методики, большая однородность реакций.

Источник: https://dom-knig.com/read_224429-6

Центральный эффект атропина

Атропиновый психоз лечение

Центральный эффект атропина, в отличии от периферического, изучен значительно меньше, однако имеется ряд уже бесспорных данных о том, что группа центральных холинолитиков способна оказывать блокирующее влияние не только на периферические, но и на центральные холинергические синаптические системы.

В многочисленных работах были проведены эксперименты по предупреждению и устранению с помощью веществ группы центральных холинолитиков центральных эффектов никотина, ареколина и антихолинестеразных средств.

В ряде специальных опытов на лабораторных животных было показано, что после введения атропина и атропиноподобных препаратов происходит резкое изменение спонтанной биоэлектрической активности, наступает обратимая блокада различных отделов ЦНС.

При этом обычно подчеркивается то обстоятельство, что данные явления в наибольшей степени проявляются при регистрации восходящей активирующей функции ретикулярной формации мозга.

Установленным является тот факт, что распределение м- и н-холинореактивных систем неравномерно в различных функциональных образованиях мозга, так же как неодинакова их чувствительность к возбуждающим и блокирующим агентам. При этом было показано, что в восходящей активирующей формации головного мозга преобладают м-холинореактивные синаптические системы, так как м-холинолитики (в том числе и атропин) значительно легче по сравнению с н-холинолитиками блокируют проведение импульсов в этой структуре мозга.

В психиатрии высокие дозы атропина, которые способны вызывать коматозные состояния, которые затем купируются введением эзерина, используются для проведения атропинокоматозной терапии психозов, в частности шизофрении.

Центральные эффекты введения атропина, особенно его высоких доз, у психически здоровых людей изучены главным образом с помощью клинического метода. Как правило, речь идет обычно о случайных отравлениях, хотя изредка встречаются и попытки применения различных препаратов, содержащих атропин и атропиноподобные вещества, в наркотических целях.

История атропина

Формула атропина

Атропин, а также ряд других центральных холинолитиков содержатся в целом ряде широко распространенных растений — дурмане, белене, красавке и др. Издавна была известна способность этих растений (их листьев, стеблей, плодов) как в натуральном виде, так и в форме отваров, настоев, вытяжек вызывать психические расстройства.

Первые сведения об этих эффектах применения растительных препаратов восходят к временам античности, где широко был известен психодислептический (галлюциногенный) эффект употребления данной группы растений.

В древние времена этот эффект использовался главным образом в религиозно-мистических целях: различные религиозные церемонии, магические действия и др.

Имеющиеся описания античных авторов религиозного центра древней Греции — храма Аполлона в Дельфах — содержат сведения о прорицательницах этого храма — дельфийских пифиях, которые, употребляя в специальных церемониях настой красавки, приводили себя в состояние атропиновой интоксикации: у них резко изменялся тембр голоса, бледнели кожные покровы, отмечался выраженный мидриаз. Это делало пророчества пифий (а они обычно отвечали на вопросы посетителей храма об их будущем, удаче в делах, торговых сделках, путешествиях и т. п.) таинственными, загадочными, доступными для произвольного толкования вследствие своей неопределенности и отсутствия связи с контекстом вопроса.

В эпоху средневековья растения, содержащие атропин и атропиноподобные вещества, находят уже иное применение: их способность резко изменять психическое состояние придает им мистическую окраску, и они получают название «травы дьявола», «травы колдунов» и т. п. Эти растения используются для приготовления особых составов, которые вызывали мистические переживания — иллюзии полета («мазь ведьм»), делириозные сценоподобные переживания («шабаш у Сатаны») и пр.

Влияние атропина на нервную систему и психику

Мидриаз при введении атропина

С развитием научной психиатрии в современном понимании в литературе появляются многочисленные наблюдения, касающиеся влияния различных доз атропина на психически здоровых лиц. Даже в относительно не высоких дозах (0,5-1 мг) атропин и атропиноподобные препараты (циклодол, амизил и др.

) обладают своеобразным одурманивающим действием, сходным с состоянием легкого опьянения: походка становится нетвердой, речь — несколько замедленной и чуть смазанной, испытуемые ощущают легкое головокружение, чувство приятной теплоты во всем теле.

В более высоких дозах (от 3 до 15 мг) у здоровых субъектов атропин вызывает бурно протекающий интоксикационный психоз чаще всего в форме делириозного помрачения сознания.

По данным М. А. Гольденберга, атропиновый психоз имеет 4 стадии:

  1. оглушенность;
  2. помрачение сознания;
  3. регресс нарушений сознания;
  4. выраженная астения.

Обычно 1 стадия психоза редко наблюдается врачами; больные, как правило, поступают в психиатрические учреждения при уже развившемся помрачении сознания.

В этом состоянии больные полностью дезориентированы во времени и окружающей обстановке: не узнают ближайших родственников и хорошо знакомых людей, испытывают множественные быстро сменяющиеся зрительные галлюцинации, часто отмечаются также и слуховые галлюцинации.

Как правило, больные возбуждены, суетливы; зачастую их поведение полностью определяется галлюцинаторной продукцией: они перебирают свои вещи, что-то стряхивают с себя, ловят в воздухе и т. п.

Речь смазана, плохо артикулирована, бессвязна. Наблюдаются тревога, страх, иногда злобность и агрессивность. Выход из психотического состояния обычно происходит через несколько часов, реже суток.

После окончания делириозных расстройств отмечаются астенические проявления.

Дозы атропина выше 15—20 мг вызывают у психически здоровых людей развитие коматозного состояния.

Атропиновый делирий

Отмечается в качестве относительно редкого феномена и индивидуальная повышенная чувствительность к атропину. Известны случаи атропинового делирия, который развился у больного, страдающего холециститом и получавшего атропин в суточной дозе 1,5 мг (максимальная суточная доза препарата, указанная в Фармакопее, составляет 3 мг для взрослых).

Бажиным Е.Ф. был зафиксирован бурный атропиновый делирий, продолжавшийся около 36 ч. Психоз развился у психически здорового человека, получавшего атропин в каплях (трижды в день по 7 капель 0,1% раствора) по поводу спазматических явлений со стороны желудочно-кишечного тракта. Возможность какой-либо передозировки препарата в этих случаях полностью исключалась.

Источник: http://NewVrach.ru/centralnyj-effekt-atropina.html

Симптомы отравления атропином и неотложная помощь

Атропиновый психоз лечение

Атропин — алкалоид, оказывающий нейротоксическое и психотропное действие, обусловленное блокадой центральных и периферических М-холинорецепторов. В малых дозах терапевтически полезен, например, в офтальмологии. В высокой концентрации опасен серьезным отравлением, необратимыми осложнениями ЦНС и гибелью человека.

Патогенез интоксикации

Сегодня атропин вырабатывается синтетически и используется в медицине в виде атропина сульфата. При контакте со слизистыми или после перорального приема вещество усваивается организмом, поступая в системный кровоток. Действие атропина можно заметить уже через 20 минут. Минимальная смертельная доза — 10 мг.

Патогенез интоксикации основан на нарушениях работы ЦНС и функций жизненно важных органов на фоне отключения холинергической или парасимпатической иннервации. При выраженной передозировке отмечается поражение коры головного мозга, что внешне проявляется психомоторным возбуждением, угнетением и полным параличом дыхательного центра.

Причины отравления атропином:

  • несоблюдение рекомендаций врача
  • намеренное употребление с целью суицида
  • злоупотребление атропином у наркозависимых
  • случайный прием ребенком из-за невнимательности взрослых

При хронических заболеваниях печени, почек и сердца атропин плохо усваивается организмом, на фоне чего повышается риск его накопления в крови с последующим отравлением. Этот же риск есть и у лиц преклонного возраста. Назначать атропин в этих случаях не рекомендуется.

Клиническая картина

Атропин вызывает типичную для алкалоидов интоксикацию, включающую увеличенные зрачки, тахикардию, галлюцинации, психомоторное возбуждение, угнетение сознания и функций жизненно важных органов. Терапевтическая доза атропина — 1 капля или 0,6 мг действующего вещества. Даже превышение ее на 2 капли может привести к отравлению.

Токсичная доза вводит человека в ступор, провоцирует сонливость, расстройства сознания и кому. Среди центральных нарушений можно отметить двигательное беспокойство, дискоординацию в пространстве, провалы в памяти и времени, бессвязную речь, неспособность узнавать близких людей. В зависимости от тяжести интоксикации, существуют разные стадии отравления атропином. Давайте рассмотрим их.

Легкая степень

Пострадавший чувствует сухость во рту, проблемы с глотанием, изменения собственного голоса — осиплость, хрипоту. Появляется головокружение, головная боль. В зависимости от реакции нервной системы на атропин, для одних людей свойственна разговорчивость и эмоциональное возбуждение, для других — некая отстраненность от окружающих, сонливость.

При внешнем осмотре отмечается нездоровый блеск глаз и расширенные зрачки, реагирующие на свет.

Человек жалуется на расстройства зрения — двоение предметов и неспособность рассмотреть их на довольно близком расстоянии — от 15 и больше см. Нередко отмечается рвота, диарея, вздутие живота. Иногда — отсутствие мочеиспускания.

По окончании острой фазы отравления у пострадавших наступает продолжительный крепкий сон, после чего перечисленные симптомы постепенно купируются.

При интоксикации средней степени тяжести у пострадавшего нарастает психомоторное возбуждение. Отмечаются неадекватные реакции по отношению к окружающим. Общение с ним крайне затруднено, он не понимает обращенную к нему речь и отвечает бессвязными фразами. Нарушается координация движений, отмечается «пьяная» походка.

Внешне регистрируется выраженная гиперемия зоны лица и шеи, грудной клетки. Температура тела повышена до 38 и более градусов. Зрачки максимально расширены, реакция на свет минимальна. Слизистые ротовой полости резко гиперемированы. Кровяное давление может соответствовать норме или быть несколько повышенным, пульс — 160-190 в минуту. Человек остается в сознании.

Тяжелая степень

При тяжелой степени отравления наблюдается спутанность сознания, невозможность установления контакта с пострадавшим.

Он не может узнать родственников, пытается убежать, сталкивается с галлюцинациями — что-то ловит в воздухе, трогает невидимые предметы, кого-то пугается.

На этом фоне повышается вероятность развития судорожного синдрома, иногда охватывающего все тело — клонико-тонические приступы.

При внешнем осмотре зрачки расширены, мидриаз не реагирует на воздействие светом. Рефлексы ослаблены или остаются в норме. Дыхание слабое, при аускультации выявляются хрипы. Тоны сердца ясные.

Крайне тяжелая степень

При сильном отравлении сонливость резко переходит в крепкий сон без фазы психомоторного возбуждения. При терминальной угрозе регистрируется выраженная бледность кожных покровов и слизистых, брадикардия, падение артериального давления, мышечная атония. Дыхание поверхностное, частое, аритмичное. Развивается отек легких.

При тяжелом отравлении на фоне всех указанных симптомов на первый план выступает психомоторное возбуждение, то есть возбуждение и психическое, и двигательное. Отсюда известное выражение: “белены объелся”.

Нарушается моторная координация, речь смазана, сознание спутано, отмечаются галлюцинации. Развиваются явления атропинового психоза, требующие вмешательства психиатра.

В последующем может наступить угнетение сосудодвигательного центра с резким расширением капилляров. Развивается коллапс, кома и паралич дыхания.”

В атропиновой коме человек находится около суток. После пробуждения в течение нескольких дней происходит восстановление моторики и координации движений, остроты зрения. Человек не помнит, что происходило с ним на момент отравления.

Смерть при атропиновой интоксикации наступает на фоне прогрессирующей сердечной и сосудистой недостаточности, паралича дыхательного центра.

Применение атропина наркозависимыми

За последние 3 года лекарственный оборот атропина резко снизился, так как препарат прочно вошел в список аптечных наркотиков. Острые отравления и атропиновые психозы чаще наблюдаются при передозировке средства вследствие применения его с наркотической целью. Для усиления «кайфа» атропин нередко смешивается с психотропными препаратами и алкоголем.

Наркозависимые применяют атропин не только в форме глазных капель. Средство употребляют перорально (через рот), интраназально (закапывание в носовую полость) и внутривенно.

После его введения в организм в дозировках, значительно превышающих терапевтические, наступает атропиновый психоз в виде делирия. Человек видит яркие галлюцинации в форме быстро меняющихся картинок животных, людей и пр.

Также галлюцинации могут быть тактильными и слуховыми.

Поведение человека отличается повышенной суетливостью и возбудимостью. Он может что-то хватать из воздуха, класть в рот, выкрикивать отдельные фразы и пр. Некоторые стараются убежать, не замечая преград на своем пути — дверей, стен и окон. Координация движений резко нарушена. Речь неразборчива. Не исключены бредовые идеи в виде желания что-то поджечь, убить и т. д.

Настроение зависит от характера переживаний. Одни наркозависимые проявляют агрессию и злобу, другие — пребывают в эйфории и веселятся. При объективном осмотре можно отметить все симптомы интоксикации — увеличение зрачков, тахикардию, повышение температуры тела.

Атропиновый психоз достигает пика через несколько часов. После полувыведения препарата человек засыпает и постепенно возвращается в нормальное состояние. В течение нескольких суток его могут преследовать признаки астении — слабость, усталость, перепады настроения, плаксивость. При тяжелой передозировке делирий сменяется стопором и комой.

Первая помощь

При появлении первых симптомов отравления атропином вызывают «Скорую помощь» и оказывают пострадавшему доврачебные меры по предупреждению тяжелой интоксикации. Чем быстрее они будут оказаны, тем благоприятнее прогноз. Рассмотрим алгоритм доврачебных мероприятий:

  • Промывание желудка — человеку предлагают несколько стаканов воды, после чего стимулируют рвоту раздражением корня языка. Рвоту актуально вызывать в ближайшие 30 минут после отравления, позднее большая часть препарата успевает усвоиться, что опасно состояниями, при которых рвота может угрожать жизни (кома, гипорефлексия и пр.).
  • После рвоты пострадавшему предлагают любые адсорбенты — Активированный уголь, Энтеросгель и пр.
  • Если у человека резко снизилось артериальное давление, он жалуется на слабость и головокружение, до приезда медиков ему предлагают крепкий чай или кофе с сахаром. Кофеин, содержащийся в напитках, стимулирует тонус сосудов, препятствуя критическому падению давления и коллапсу.

В случае потери сознания доврачебную помощь не оказывают. Пострадавшего укладывают на бок, приподнимая голову на 45 градусов для предупреждения аспирации дыхательных путей рвотными массами.

При остановке дыхания и сердца проводят реанимационные мероприятия — непрямой массаж сердца и искусственное дыхание «рот в рот».

После доставки в медучреждение многие пострадавшие остаются в сознании, но риск развития комы актуален в течение 6-8 часов после отравления. Клиницист при осмотре пациента исключает возможные причины мидриаза — закрытоугольную глаукому, новообразования и кровоизлияния в головном мозге. Лечение проводится в несколько этапов.

Детоксикация

Начинается с очищения ЖКТ. Пострадавшему промывают желудок с помощью зонда. После очищения желудка вводят адсорбенты, например, Активированный уголь в дозировке 50-100 г взрослому человеку и 15-30 г ребенку. Адсорбенты сочетают с введением солевых слабительных либо постановкой сифонной клизмы с танином.

Детоксикация — неотъемлемая часть лечения и профилактики комы. После очищения ЖКТ назначается форсированный диурез (внутривенное введение 0,9% Натрия хлорида или 5% глюкозы с добавлением Фуросемида) и детоксикационная гемосорбция (очищение крови угольными и другими сорбентами). В критических случаях назначается ИВЛ.

Симптоматическая терапия

Представляет основу лечения атропинового отравления. Выбор терапевтических методов зависит от клинической картины интоксикации. Перечислим основные из них:

  • Жар, высокая температура — охлаждающие мероприятия, например, пузырь со льдом на зону паха, назначение Амидопирина.
  • Нарушение работы почек — инфузионная терапия с диуретиками (форсированный диурез), катетеризация мочевого пузыря при задержке мочи.
  • Эпилептические приступы — назначение Диазепама.
  • Резкое психомоторное возбуждение — если пациент в сознании, осуществляется его психологическое сопровождение специалистом с введением Диазепама, Промедола или Аминазина.
  • Отсутствие сознания, кома — ИВЛ, введение антидотов холиномиметиков — Пилокарпина, Прозерина.

При отсутствии своевременной симптоматической помощи повышается риск угнетения сосудодвигательного центра, что опасно резким расширением капилляров. После этого происходит развитие сосудистого коллапса, комы и паралича дыхательного центра.

Антидоты

Введение антидотов помогает справиться с нейротоксическим действием атропина и предупредить его осложнения. Процедура обязательна. Широко применяются следующие препараты:

  • Прозерин
  • Галантамин
  • Пилокарпин
  • Прозерин
  • Физостигмин

Перечисленные препараты быстро купируют галлюцинации и другие симптомы интоксикации. Но это действие эффективно при условии, что перед атропиновым психозом не была принята смесь из нескольких препаратов либо отсутствуют другие поражения ЦНС. Если улучшение отсутствует, введение антидотов атропина повторяют с интервалами в 5 минут на фоне непрерывного кардиомониторинга.

Заключение

Отравление атропином может быть чревато инвалидностью человека и его гибелью. Летальные исходы регистрируются в 15% случаев. Своевременное использование антидота может стать спасением после передозировки препарата. Чем раньше будет оказана специализированная помощь, тем благоприятнее прогноз.

Список литературы:

Источник: https://nasrf.ru/baza-znaniy/aptechnaya-narkomaniya/simptomy-otravleniya-atropinom-i-neotlozhnaya-pomoshch

Нервная Система
Добавить комментарий